Маккавити : Опасные Игры, или Общество немертвых поэтов

Вступление для Мастера

Это первый структурированный, описанный и выставленный на обозрение модуль, посвященный проблемам игровой тусовки.

История вопроса.

Поначалу этот сюжет писался как часть кампании, посвященной борьбе с Мертвой Рукой в рамках проекта “Шандария”, присутствуя в этом качестве на Ролемансере в разделе сюжетов приключений в жанре ужаса Однако скоро стало понятно, что он может быть отконвертирован из фэнтези во что-то иное, ибо тема борьбы за человеческую душу характерна для многих сеттингов, времен или систем, а все основные проблемы в данном сюжете решаются головой. Кроме этого, еще со времени моей работы штатным ДМ-ом в лицее в голове вертелся сюжет, связанный с “вытягиванием человека из тоталитарной секты”, замаскированной под околоролевую тусовку и литературный салон.

Некоторые события конца 2000 года окончательно подвигли меня на перенесение этого сюжета из фэнтези в наше время, создав своеобразный «сюжет про ролевиков» в качестве определенной «вакцины».

С того времени прошло три года, и ситуация во многом изменилась к лучшему. Ролевое сообщество отвергло желавших повторить на ниве РПГ подвиг Хаббарда или считавших изощренный психологический садизм неотъемлемой чертой ДМ-а. Большинство тех, кто играет сейчас или переболели, или были изначально здоровы, или уже не столкнутся с таким в силу изменившейся ситуации. Но морально устаревшим сюжет пока еще не является: проблема еще иногда встречается, и потому повесить в сети модуль все же имеет смысл.

Итак, главная задача РС в этом модуле – не столько разгромить осиное гнездо и “замочить злобную культистку”, сколько суметь открыть затянутой в секту молодежи глаза на истинную природу Зла и предотвратить как погружение во тьму и планируемый кровавый обряд, так и возможные репрессии, добившись того, чтобы члены салона сами сделали бы осознанный выбор в пользу действительного Добра и Света (речь идет о сути, а не об обращении обязательно в христианство с публичным покаянием).

В своем нынешнем виде модуль является частью кампании под условным названием “Эмские хроники”, действие которой разворачивается в наши дни в некоем большом городе на территории России. Именно потому там присутствуют своего рода ссылки на иные сюжетные ветви этой кампании, которые, впрочем, можно опустить. Оцифровывал я его под “Приключение”, но его можно играть по ЭВ, Миру Тьмы или любой иной системе, рассчитанной на современность с некоей примесью сверхъестественного. Во всяком случае, этот текст написан так, что его можно вести и как просто словеску.

Этот модуль - для мастера, который любит и ценит стихи и философские дискуссии, ибо достаточно многое в модуле будет связано с ними. Он хорош для того, чтобы заставлять людей думать или стимулировать их творческие способности, так как занятия литературным творчеством, не вылезая из ткани игры, в нем всячески поощряются. Было бы здорово, если бы игроки пытались творить, а не прятаться за бросок кубика, и на игровых сессиях действительно звучали бы стихи и проводились дискуссии. Во всяком случае, эту тенденцию Мастер должен всячески развивать, принимая в подобном случае во внимание творческое вложение игрока, а не результат броска персонажа. Определенное подстегивание литературных способностей игроков тоже являлось одной из целей этого модуля.

Впрочем, участие в литературных играх и противостояние посредством написания стихов – только один из способов разрешения проблемы, и в модуле это отмечено. Одними стихами Главного Гада не разоблачить, и если среди РС совсем нет «графоманов», проблема свободно решается и иными способами.

Место магии в этом модуле.

Мистическое наполнение сюжета «реально сверхъестественным» , как и литературная часть, не является непременными и обязательными частями сюжета, без которых модуль нельзя играть. Все странности, происходящие в сюжете, вполне могут быть объяснены и естественными причинами, будь то психосоматика или простое совпадение, и ряд рецензентов этого сюжета настойчиво рекомендовали вести его с минимумом «кастовалки».

НО! Этот модуль, создаваемый автором не только для фана, требует серьезного и опытного мастера, понимающего, что воздействие на игрока, а не персонажа накладывает на ДМ-а совершенно иное бремя, и следует помнить про опасность манипуляции, ставящей мастера на одну доску с негодяями этого сюжета, и то, что большинство Мастеров, пытающихся ставить и решать в рамках РПГ психологические проблемы, являются не профессиональными психологами. Меж тем во многих техниках, рассчитанных на "подсознательное" воздействие (типа работы по слабому каналу или смещения поля внимания) очень много зависит от умения чувствовать "клиента", и как бы ни вживались в роль мастер и игрок, ниже определенного уровня ролевые изменения не заходят, а дальше начинаются слабые стороны уже не персонажа, а человека, причем, особенно у не очень опытных "психологов", соскальзывание может произойти и ненамеренно.

В общем: Мастер, желающий вести «Опасные игры» именно как «психотерапевтический модуль», должен, во-первых, обладать способностями и навыками психолога и/или психотерапевта, а во-вторых, хорошо отдавать себе отчет в своей ответственности перед игроками. Очень велика возможность заиграться. Разборки будут уже не между персонажами а между игроком и мастером.

Не стоит и особенно нагнетать «чернухи». Я хотел сделать достаточно горько, но не настолько, чтоб эта горечь захлебнула всех.

Специально хочу отметить следующее. К сожалению, очень многое в этом сюжете основано на реальных событиях, случавшихся, правда, в разное время и в разных регионах. Не все из них касаются только толкинистов или ролевиков – то же дело Алины Витухновской. Но почти все упомянутые здесь “глюки” и “прогоны” НЕ являются плодом моего воображения, но относятся к духовному опыту “дивных” середины 90-х. Однако вести его вполне может человек, и не прошедший через «олдовый» этап РПГ-движения. В этом случае в модуле просто меняется ряд акцентов.

Наконец - как я говорил еще год назад, на момент интенсивной работы над модулем Акунина я не читал. Прочел потом, когда текст проходит стадию «обкидки камням», и частично «дал линк на» хотя бы для того, чтобы не выглядеть плагиатором.

Часть Первая. Вводная для РС и первые итоги расследования.

Немного о городе вообще и ролевиках, в частности.

Здесь вообще надо бы немного сказать о месте действия с точки зрения идеологии. Эмск - большой город разряда Красноярска или Екатеринбурга и родина “православного олигарха” Ильи Почаева, где присутствие НРПЦ (принятое в серии моих модулей сокращение, обозначающее Новую Русскую Православную церковь как определенные внутрицерковные круги, отличающиеся, с одной стороны, желанием влезть в политику на предмет превращения православия в государственную религию, а с другой, смесью коррумпированности и пафосного мракобесия) во власти есть, а ее потуги на большее значительны. Так, в нескольких школах был введен закон божий, а на ТВ есть ежедневная передача, служащая, правда, объектом стеба на каждом втором КВНе. С другой стороны, столь топорные меры воздействия оказывают на здравомыслящую молодежь скорее обратное влияние, и неумелые попытки бороться с «сатанизмом», особенно в сочетании с одиозной личностью епископа Эмского и Красноводского Никандра, скорее разожгли в неформальных кругах интерес к этой теме.

Не так давно одна ролевая группа наконец пробилась к городским властям, убедила их в том, что РПГ - это не только плащи из занавесок, и их клуб под названием “Арнор” наконец-то и с достаточной помпой зарегистрировали - в здании городского дома культуры им дали помещение, а из городской казны обещались выделить значительные по местным меркам средства. Заметим, что единственным их конкурентом было некое “Российское братство православных скаутов” (“Дозор”), у которых достаточно связей, и главное, поддержка местного епископа и пресловутого олигарха. Более того, всем ясно, что чиновники из городской управы дали помещение ролевикам не столько из интереса к РПГ, сколько для того, чтобы не поддержать дополнительного усиления весьма одиозной организации, которую МК называет потомком РНЕ.

Клуб провел несколько заметных мероприятий, в том числе средневековый фестиваль, но информационная война началась, и увлечение средневековьем и фэнтези пытаются представить как пропаганду язычества и чуждых России стереотипов культуры.

Ясно тем не менее, что всех ролевиков клуб не объединяет, и значительная часть тусовки все равно собирается по четвергам в парке имени Плеханова, сокращенно “плешке”. Общение в основном сводится к малоумелому фехтованию, питию пива и обсуждению слухов. “Арнорцы” естественно стремятся перетянуть народ к себе и возлагают большие надежды на игру, которая должна состояться на майские праздники.

Состав группы.

ДМ-у стоит установить максимальный возраст героев в районе 20-25 лет хотя бы потому, что молодые люди, с которыми РС надо будет общаться в рамках сюжета, вряд ли будут столь же откровенны с 30-летними.

Из этого следует и вероятный статус РС. Он не высок и не предполагает денег, связей или ресурсов. Герои не так давно получили (или еще получают) высшее образование и только начинают укореняться в жизни. Кто-то может заниматься журналистикой или социальной работой, кто-то после армии ведет секцию фехтования или служит на младших должностях в родной милиции, кто-то стал действительно хорошим компьютерщиком, историком /этнографом/ или специалистом-теоретиком по оккультизму. Обязательного наличия специалистов того или иного профиля модуль не требует, хотя я бы рекомендовал наличие среди РС журналиста или иного варианта человека, имеющего возможность широко озвучить свою точку зрения на предмет.

Вариант, когда РС являются еще школьниками и соучениками погибших, тоже не исключен. В этом случае они меньше могут в социальной сфере, но изначально обладают некоторой информацией, касающейся внутренней жизни лицея, где произошли таинственные смерти.

Единственное, на что стоит обратить внимание - герои представляют собой сплоченную компанию друзей, способную откликнуться на просьбу товарища о помощи, действующую вместе и лишенную ведущих свои игры “засланных казачков”.

Завязка.

Вариантов вовлечения героев в сюжет может быть несколько, в зависимости от того, насколько они взрослы или изначально связаны с РПГ-шным сообществом.

Во всех вариантах «введение в тему» начинается с просмотра популярной городской телепрограммы “Особый Случай”, посвятившей “потрясшим город смертям школьников”. специальный выпуск под названием “Что убивает наших детей?” Видеозапись программы достаточно просто достать, тем более что и чиновники мэрии, и те, кто будет просить героев о помощи, начнут свой рассказ о событиях с ее просмотра. Невзирая на достаточно тенденциозное освещение фактов, общая суть событий и их последовательность переданы верно и без передергивания. ДМ волен выдать игрокам эту информацию даже до того, как они начнут создавать своих персонажей, так как ниже изложена внешняя канва событий и то, что по данному поводу теперь знает весь город.

История началась с того, что 15-летний Толя Петухов, ходивший в кружок ролевых игр при лицее № 524, покончил с собой, бросившись с крыши дома, а родители погибшего мальчика попытались возбудить уголовное дело против ведшего кружок Андрея Константиновича Н. и широко объявили, что именно ролевые игры свели их сына с ума и послужили причиной сначала падения его успеваемости в школе, а потом - смерти.

В разговоре с прессой молодой учитель скорее оправдывался и объяснял, что РИ не секта, однако после его пассажа о воспитывающей роли РПГ сразу последовало выступление его коллег, давшее педагогическим инициативам руководителя кружка весьма негативную оценку. В эфир даже пошло мнение дебелой классной дамы, что лично ей не только непонятно, что такое ролевые игры, но и “вообще неясно, чем один мужчина и шестеро подростков могли заниматься четыре часа в одной комнате”. Ведь не случайно же мальчик прыгнул с крыши не своего дома, а многоэтажки, где обитает этот “молодежный кумир”.

Через некоторое время произошла еще одна смерть - 16-летняя Лена Донская, тихая девочка из числа “серых мышек”, которая принимала периодическое участие в деятельности кружка, отравилась, выпив лошадиную дозу антидепрессантов (амитриптиллина) и оставив очень странную предсмертную записку со стихотворением, в котором говорилось, что эта часть жизни банальна и скучна, и она уходит за очарованную грань, на зеленые луга Кваэлиннора (мир, по которому играли в кружке). Естественно, это вызвало новый виток слухов о том, не был ли кружок сектой, где под маской игр творилось что-то большее.

А вскоре последовала еще одна, после которой и началась подготовка передачи. 19-летний Витя Астафьев, студент второго курса и выпускник лицея № 524, выходец из очень влиятельной в городе семьи, не так давно ставший наследником семейного состояния после гибели отца в автокатастрофе, был найден со вскрытыми венами на руках и ногах на могильной плите на старом кладбище, месте прогулок местных готов. Школа и милиция встали на уши, однако в квартире покойного на видном месте было найдено безупречно оформленное завещание, специально полученная справка от психиатра, подтверждающая психическую нормальность и дееспособность, и написанная двумя днями ранее предсмертная записка, в которой объяснялось, что он сам выбрал подобный способ уйти из жизни и просит всех воздержаться от сплетен и комментариев. Так как при жизни он имел репутацию человека спокойного и уравновешенного, уголовное дело возбуждать не стали, но слухи о смерти облетели весь город.

Параллельно рассказам о странных самоубийствах детей-ролевиков следовал рассказ о том, что представляют собой ролевые игры, но авторы специального репортажа, намеренно или нет, совершили все те ошибки, которые совершают начинающие журналисты, в первый раз знакомящиеся с ролевой темой: пришли на плешку, вместо того чтобы поискать клуб, снимали не самых умных, а самых шумных и заметных и т. п. Поскольку мало кто разбирался в проблеме, пены было взбито много. В кадре светились или пьяненькие маньяки, или “записные дивные”, рассказывающие о визионере Толкине, связи двух миров и Мистической Игре, целью которой должна явиться гармонизация двух отражений.

Понятно, что в программе нашлось место и скорби родителей, и комментариям сотрудников МВД из отдела полиции нравов, рассказавших о значении термина «ролевые игры» среди садомазохистов, и сентенциям местного батюшки (о происках Сатаны) или главного врача городского ПНД (об опасности виртуальной реальности или психологическом зомбировании). Естественно, никаких прямых обвинений не было: только говорящие сравнения и многочисленные намеки + данное широкими мазками общественное мнение (особенно дачников из поселка, рядом с которым находится основной местный полигон), вставные истории о нашумевших преступлениях сатанистов с рисунком, похожим на смерть Астафьева, и т. п.

Финал был открыт: “милиции еще предстоит разобраться в этом запутанном деле, но и так понятно, что трагическая ситуация с нашими детьми не могла случиться, если бы мы уделяли бы больше внимания тому, что делают наши дети между школой и домом”.

На этом общая вводная заканчивается, и далее мы даем очерк того, что можно накопать, действуя в нескольких направлениях.

Что можно узнать в школе номер 524

Сначала о школе вообще. Стараниями своего директора она очень известна, в ней дают достойное образование, и она считается престижной - что влияет на контингент учащихся.

Директриса - женщина суровая и властная, неоднократно отмеченная премиями как лучший учитель года или педагог-организатор. Престиж лицея для нее очень важен, и хотя лично у нее никаких претензий к опальному учителю нет и не было, как только шум поднялся, молодому человеку было быстро предложено уйти по собственному желанию как минимум до того срока пока не улягутся страсти. Более того, если доказательства его невиновности будут широко представлены, а отношение общественного мнения изменится на позитивное, она действительно это сделает, взяв ответственность на себя.

Остальные учителя, однако, являются в основном типичными представителями старой школы, воспринимающими учеников как противников, которых надо одолеть и заставить знать преподаваемый материал. Как правило, это люди за 50, с достаточным грузом проблем и комплексов.

Взрослому и серьезно выглядящему человеку они расскажут Много - со своей точки зрения. По их мнению, учащиеся кружка стали более активными чем должно, смели спорить с учителем закона Божьего и часто обсуждали на переменах детали каких-то ритуалов, подробности вызывания монстров или того как действует та или иная магия. У них видели написанные по-английски и хорошо изданные книги с названиями наподобие “Guide to Sabbath” и “ Complete Necromancer” c черепами и “сатанинской” символикой на обложке.

Неподготовленному человеку это может действительно показаться страшным, но любой имевший рпг-шный опыт может догадаться, что речь идет о ДД или иных играх.

Учительница физики Анна Леонардовна Палмер, которой принадлежит цитата относительно “мужчины и мальчиков в одной комнате”, вообще уверена, что учитель и погибший мальчик состояли в противоестественной связи, и, опасаясь огласки, негодяй сбросил малолетнего любовника с крыши. С чего это молодой парень вдруг взял и пошел работать в школу на такую мизерную зарплату? Уж точно не для того, чтобы детей учить. Сами знаете, что о подобных педОгогах в газетах пишут. Пока расспросы остальных участников кружка ничего не дали, но физичка уверена, что дети просто запуганы, и рано или поздно кто-то обязательно что-то да расскажет.

Что же касается Андрея Константиновича, то сейчас молодой учитель не выходит из дома, собирается обращаться в суд с иском о защите чести и достоинства и находится в сильной депрессии по поводу как гибели своего ученика, так и того, в какую сторону повернуло расследование. Его беда наложилась на внутрилицейские интриги (сложнохарактерный педагог и до того имел некоторые проблемы с коллективом) и была благополучно использована. Андрея Константиновича не стали выгораживать, особенно когда, к подозрениям в сатанизме добавились подозрения в растлении малолетних. Учеников начали таскать в кабинет директора и расспрашивать, не позволял ли историк чего-то эдакого. Прессе тоже очень понравилась идея учителя-педофила и после трагического инцидента человек стал объектом травли и нападок - вплоть до слова “Пидор”, написанного краской на входной двери.

Впрочем, если среди героев есть его бывшие ученики, им точно известно, что ничего такого их классрук не практиковал. Да, он вел с ними достаточно откровенные разговоры, в том числе и о сексе, потому что в приватных разговорах ребята часто задавали ему острые вопросы и он считал своим долгом на них отвечать, но ничего похожего на “домогательства” не было. Что же касается Толи, то известно, что его девушка жила в том же доме, что и Андрей Константинович. Более того, вечером того дня учитель выходил гулять с собакой и, поднимаясь на лифте, слышал, как юноша разговаривал с девушкой через дверь, а потом стал подниматься на крышу. Андрей бросился за ним, но опоздал - оттого-то его следы и были обнаружены на крыше рядом со следами Толи.

Если герои начнут расспрашивать поподробнее о погибшем подростке его соучеников или доберутся до его домашних, то быстро станет понятно, что причиной смерти послужил климат в семье. Родители, глубоко верующие (точнее, наглухо индоктринированные) люди, пытались силком вбить в сына “христианский дух” и активно препятствовали сыну в его увлечении играми, в которых он искал психологической разгрузки.

РПГ были не единственным источником взаимонепонимания. Так, будучи человеком слабым физически, Толя часто подвергался издевательствам со стороны более физически крепких соучеников, принадлежащих к своего рода школьной мафии, но вместо того, чтобы помочь ему, родители считали, что негодяев накажет бог, а сын должен учиться смирению и кротости. Талантливый парень писал стихи в школьную стенгазету (историк предлагал ему помочь в публикации), но родители воспротивились, заявив, что это лишь воспитает в нем гордыню.

Меж тем Толя имел обостренную самооценку и был перфекционистом. Очень любил ролевки и всегда очень серьезно играл, а когда родители запретили ему ходить на эти занятия, бегал на сессии под предлогом того, что ходит на факультатив по физике.

В тот день у юноши действительно был “плохой день” - утром была серьезная ссора в семье, о которой он рассказал кому-то из приятелей, днем он не совсем удачно защитил доклад про биологии, а на вечерней сессии не повезло с кубами и герой, которого он долго пестовал, был непоправимо убит. Чтобы немного сбросить напряжение, один из его приятелей (Олег) повел его на литературный вечер в литературный салон при издательстве “ХХ-пресс”, после которого он, однако, оставался загруженным и вместо того, чтобы пойти домой, направился к своей девушке, мнение о которой, правда, сводится к тому, что Юлечке нравится строить из себя королеву красоты и общаться с ребятами помладше себя, чтобы смотрели на нее восхищенно.

Вообще же жизнь лицея может стать хорошим набором боковых ветвей – грешки учителей, взаимоотношения школьников, “школьная мафия”, притесняющая тех кто помладше, и тп. Для нашего сюжета некоторое значение имеет ветка, связанная с наркоторговлей - под стенами можно встретить представителей солнечного Сумбулистана, продающих старшеклассникам товар по намеренно заниженным ценам - дабы быстрее подсаживались. Негодяи хорошо организованы и держатся вне сферы видимости школьной охраны. Организация эта достаточно серьезная, и при попытке как-то пресечь данный факт героям, не принадлежащим к “силовикам” будет дан весьма жесткий отпор, а в случае задержания их представителями милиции из числа РС те скорее всего впоследствии откупятся..

Что можно узнать через прессу.

Евсей Акроним (псевдоним), написавший про ролевиков в газете, от контактов откажется, недвусмысленно дав понять, что выполнял социальный заказ, живых ролевиков не видел и более просит его не беспокоить.

Если же РС решат поговорить с автором телепрограммы Отаром Туренко, это возможно. Он - типичный “независимый журналист”, достаточно настырный и наглый, которому кажется, что он прекрасно понимает, какие темы волнуют зрителя, и как по этому поводу надо подавать материал. Отар циничен и вопрос о том, что будет с возможно оклеветанным им человеком, не сильно его волнует. Он терт, достаточно бесстрашен (некоторые его репортажи касались тем куда более серьезных и действительно опасных для жизни журналиста) и воспринимает любую угрозу как признак того, что его расследование напоролось на что-то серьезное. Это только придает ему азарта, тем более что он в курсе про “еще одну смерть, о которой ему говорить не рекомендовали”, и может вывалить на героев вагон дополнительных фактов, призванных подтвердить его точку зрения. То, что он успел увидеть на плешке, уже сформировало его впечатление о том, что такое занимающиеся РПГ, а на то, чтобы вникать глубже, у него уже нет времени.

Сейчас Отар готовит материал о коррупции в городском ОВД и “милицейской крыше” городской проституции. Детские смерти - тема для него «вкусная, но проходная», однако если на Туренко будут давить или снабдят дополнительной информацией, он с превеликой радостью продолжит серию тенденциозных репортажей. С другой стороны, его можно увлечь перспективностью темы, и при определенной обработке он способен выступить для героев в роли источника информации - его способности в разгребании грязи и добывании жареных фактов из чьего-то прошлого на порядок превосходят РС.

Что дадут контакты в милиции

По делу Астафьева: Следователь - человек ушлый и знает, что некоторые темы не стоит трогать. Отец Виктора был весьма тесно связан с криминалом и даже, по сведениям, перешел дорогу Почаеву. От сына он все это скрывал, но после смерти все вылезло наружу, - это могло спровоцировать нравственный кризис и самоубийство, но в картине Витиной смерти много странного - судя по данным экспертизы, разрезы на теле делались разными людьми и с разных сторон (совершенно другое направление движения, особенно в случае последнего удара). Предсмертная записка при наличии попытки разреза на горле ничего не доказывает... Ее можно подделать либо заставить человека написать ее силой или обманом, но... тут начинается большая политика и потому всем будет проще поверить мнению покойника, тем более что после смерти отца парню действительно пришлось туго.

Что же до его завещания - мальчик разделил его на много частей, в том числе и некому литературному салону, который он немного посещал. Основное, естественно, пошло на всяческие благотворительные фонды, занимающиеся такими проблемами, как лечение СПИДа, помощь беженцам из Сумбулистана и тп, но салон привлекает внимание именно тем, что на фоне больших “проблем” это единственная локальная. Отчего салон попал в список, конечно интересно, но скорее всего просто потому, что это было его последним увлечением.

По делу Петухова: Несмотря на присутствие на крыше отпечатков учителя, следователь уверен в том, что это было самоубийство, не отрицает версии доведения до него в результате травли, но вяло копает под ролевиков хотя бы потому что иных зацепок нет, а эта версия наиболее удобна. Будь на то указание сверху, дело бы давно закрыли, но так как родители Толи прочие желающие выехать на нем периодически продолжают будировать общественное мнение, следствие вроде как «продолжает работу»

Вообще же “мальчиков с мечами” после некоторых событий органы недолюбливают. До недавнего времени претензии милиции сводились к тому, что ролевиков часто ловили с самодельным оружием, которое, хоть и было сделано из дюраля или текстолита, в принципе подходит под милицейские определения оружия. В основном их отпускали, ограничиваясь конфискацией предмета, но в последнее время число вооруженного таким образом народа несколько увеличилось. Более того, участились стычки обитателей плешки с местной гопотой, где игровое оружие применялось по назначению, причем в протоколе один из участников драки указал , “что не знал того, что данные гопники являются неигровыми”. Другой молодой человек при попытке конфискации его оружия устроил в отделении целую истерику, заявляя, что меч магический и его нельзя отбирать - теперь его убьют и он ничего не сможет сделать.

Однако главное не это. После телепрограммы произошло еще две смерти, которые Мастер может как вынести за скобки, так и включить в ткань модуля для создания большего напряжения, особенно если у кого-то из героев есть шанс оказаться к этому причастным.

14-летний Алексей Мелисов (как раз тот, у которого незадолго до того отобрали меч) закололся предварительно заточенным “игровым” деревянным ножом. Мальчика, пытающегося в полубессознательном состоянии выбраться из подвала предназначенного под снос жилого дома в центре города и зажимающего руками глубокую колотую рану в животе, заметили на выходе, успели отвезти на скорой в реанимацию, но откачать не смогли. Алексей умер больнице день спустя, не приходя в сознание от заражения крови, в бреду успев сказать нечто вроде "я убил его" и "теперь они Ничего не получат".

На ноже были обнаружены отпечатки пальцев его товарища, который на допросе показал, что за день до того отдал его покойному, так как ему было нужно оружие для участия в Игре. На момент, когда Алексею был нанесен удар, у этого подростка есть безусловное алиби.

Подвал, откуда вели следы крови, был специально оборудован несовершеннолетними для своих нужд и обильно изрисован непонятной символикой, и потому ведущий дело следователь думает, что мальчика могли склонить к самоубийству или заколоть в ритуальных целях, так как на клинке ножа также были обнаружены следы каких-то знаков, нанесенных маркером.

Однако больше всего странностей вызывали действия 17-летнего Димы Скирдина, которым кто-то из подпогонных РС даже мог оказаться свидетелем. Это та самая смерть, о которой упоминал Туренко.

Студент престижного вуза и отпрыск очень влиятельной в городе семьи (сын вице-мэра, человека безусловно достойного) вышел на улицы города в странном черном плаще, кольчуге, железной короне (ролевику просто понять что покойный был одет в костюм назгула, рисунок которого присутствовал в последнем издании ЧКА) и с заточенным мечом (катана “испанской работы”) и начал убивать на улицах города. Сначала он напал на бомжа, потом на группу алкоголиков (при этом случайный свидетель показал, что одному из них он впился зубами в горло), а когда приехала милиция, атаковал группу кавказцев, предположительно связанных с продажей наркотиков у стен лицея (кстати, в его крови никаких стимуляторов обнаружено не было). При виде сил правопорядка он кинулся на них, выкрикивая слова на непонятном языке и производя странные жесты, но достаточно быстро был застрелен нарядом. Благодаря связям семьи дело быстро замяли, но неприязнь милиции к ролевикам после этого случая существенно возросла.

Дополнительные проблемы, или что такое Городская Игра

Это начинает происходить одновременно с развитием «следствия». Вначале приключенцы просто сталкиваются с несколько неадекватным поведением ролевой молодежи. Например, Игроки могут стать свидетелями внезапной драки на деревянном оружии в вагоне метро либо неудачной попытки взаимодействовать с реальностью категории “У меня был треххитовый меч, вот я и снял с каждого из них по 6 хитов… Я ж не знал, что это неигровые гопники!”.

А 3-4 дня спустя начала модуля один из героев получает странную просьбу от хороших знакомых семьи, или даже (что интереснее) непосредственного начальника по служебной лестнице. Дело в том, что в последнее время их 14-летний сын Ромка подсел на что-то странное, начал говорить по телефону на странные темы и таскаться по городу с самодельным мечом. Так как у отца нет особенного взаимопонимания с сыном, зная об увлечениях РС, он решает действовать через них. Учитывая множество деталей, в том числе и статус Ромкиных родителей, это предложение относится к разряду тех, от которых нельзя отказаться.

Свести РС с юным оболтусом несложно – Ромка давно хотел посмотреть на олдовых ролевиков и с радостью расскажет проявившему понимание РС все, что знает сам.

И его поведение, и уличные драки на мечах связаны с Городской Игрой. Сюжет ее построен не только на Толкине (скорее - апокрифах на означенную тему), но и на “Амбере”, Матрице, сериале “Горец”, некоторых аниме и произведениях Лукьяненко. По замыслу авторов, игроки есть те, кто они есть, но вся их повседневная жизнь, учеба, друзья или обязанности по отношению к родителям не более чем прикрытие. На деле они Агенты некого тайного общества, цель которого – предотвратить апокалипсис и контролировать сверхъестественную активность, наблюдая за Избранными - вампирами, магами и прочими носителями тайного, уничтожая тех, кто переходит Грань и нарушает Равновесие, что грозит гибелью мира в результате наступления Волны. Ибо существует некая связь между мирами, и Средиземье есть Отражение нашего, связанное с ним так, что любая попытка играть в это влияет на развитие событий Там.

Никто из Агентов не знает всей картины происходящего, ибо вопрос о том, принимает или нет некто участие в Игре,является страшным нарушением правил. Действия каждой группы игроков завязаны только на Мастера, который изображает начальство, выслушивает отчеты, дает новые задания или дополнительные вводные про тех, с кем ему вроде бы предстояло взаимодействовать – коллегах или тому скрытому монстру, за которым он должен был следить. Естественно, личность Мастера тоже является тайной хотя бы формально, и тот, кто вводил человека в Игру, не всегда взаимодействует с ним в ее ходе.

Игровой компонент накладывается на реальность – вплоть до необходимости постоянно таскать с собой деревянный меч или нож (ибо именно дерево, а не сталь повреждает существ из иной реальности и как бы изгоняет из человека его мистического двойника - так трактуется игровая смерть), ибо игровое действие могло случиться где угодно и когда угодно, а познакомившаяся с тобой девушка могла оказаться “игровым вампиром”, который мог бы пытаться уничтожить игрока прямо в середине совсем не игровой ночи любви.

Постоянное общение с Ромой может дать немного больше информации – похоже, что ребят учат. Для своего возраста Рома слишком хорошо разбирается в тонкостях слежки и контрслежки, и даже его увлечение дешевыми боевиками и шпионскими романами таких знаний не дает. Более того, он расскажет, что в качестве подготовки ему рекомендовали прочитать “список литературы”, среди которой есть не только современные авторы, но и старая советская классика жанра, малоизвестная нынешней молодежи.

Что можно узнать от членов клуба “Арнор”.

Руководство клуба состоит в основном из гуманитариев-энтузиастов средним возрастом в 25 лет и почти поголовным высшим образованием, которые с радостью восприняли легализацию, но отчасти оказались к ней не готовы и потому очень волнуются по поводу ответственности и оргвопросов. Играть они начали в 1993-94 гг, ездить на игры вовне, - несколько позже. Среди них есть несколько заметных личностей: Эриен, Хранитель клуба, хороший компьютерщик из старых ФИДОшников и "правоверный" толкинист; Викинг - два метра, пшеничная бородка, и добрые-добрые глаза, способные напугать даже представителя “Дозора”; Советник Горька - крапивинский юноша, кмс по фехтованию, аспирант истфака и всеобщее шило в заднице.

Естественно, героям расскажут о том, что новый статус принес новые проблемы, что на то же место и те же деньги претендовал еще и “Дозор” и что теперь всех городских ролевиков, включая не покинувших свою “плешку” дивных, воспринимают в связи с ними и предъявляют претензии. Только-только они получили статус нормального молодежного клуба, только на них перестали смотреть как на идиотов, неудачников или бездельничающих подростков, как «здрасте, Мелькор Новый Год»!

Создается впечатление, что представители прессы или МВД не понимают, что хотя клуб объединяет наиболее серьезных и достойных людей, он не обеспечивает абсолютное руководство действиями всего ролевого сообщества. Конечно, они стараются перетягивать народ, проводить свои игры и фестивали, но процесс занимает время. При этом объяснения воспринимаются скорее как признак неспособности отвечать за действия подчиненных, некомпетентности и тп. Руководство клуба считает, что инстанции просто ищут повод отобрать у них помещение и средства.

Так как сообщество ролевиков в городе все же не очень большое, через клуб можно навести справки о погибших ребятах, выяснив в основном то, что все они начали играть недавно и относились скорее к тусовке, возникшей вокруг литературного салона. В словески эта команда точно не играет, а полевку провела только одну - по Сильмариллиону. Сама по себе игра прошла хорошо, хотя на ней было несколько неприятных моментов, связанных с поведением тех команд, которых пригласили играть Светлый блок (большие любители выпить и покуражиться, воспринимающие игры в основном как место, где можно устроить большое рубилово). Может создаться впечатление, что такой подбор был неслучаен.

От них же можно более подробно узнать о Городской Игре, хотя к идее игр постоянного протекания они относятся с опасением, предпочитая обычные днд-шки или полевые игры. Кто конкретно ее делает, они сразу не вспоминают, хотя бы потому, что Мастера намеренно развели высокий уровень конспирации. Однако если дать им время, они разузнают, что главным мастером является некто Гена, который начал играть не так давно, но является аспирантом университета, не то психологом, не то социологом.

“Арнорцы” всегда помогут информацией, и через них можно найти или связаться почти с любым членом ролевой тусовки. Если у героев нет собственных связей в прессе или милиции, то нужная информация может поступить к ним по линии клуба, будучи получена от знакомых их знакомых. В очень критической ситуации они могут помочь людьми - в клубе есть полдюжины хороших бойцов, чего хватит для того чтобы распугать гопников или произвести впечатление на плешке, но не более того. Постоянно привлекать к расследованию кого-то из членов клуба не получится - близятся майские, на которых им проводить первую официальную игру, на которую они хотели пригласить представителей городских властей и, вероятно, прессу. Все заняты ее подготовкой.

Что дадут поиски по оккультной линии

Если герои начнут разбираться в оккультных деталях самоубийства Вити Астафьева, то примерно через 8-10 дней от начала действий в этом направлении после поисков в Инете или консультаций со “Знающими людьми” им станет понятно, что смерть Вити состоялась в примерном соответствии со обрядом Причащения Кровью, который считается средневековым, но на деле относится к изобретениям западно-европейских сатанистов самого начала ХХ века.

Этот ритуал направленный на постепенное превращение человека в вампира и включающий убийство с совместным выпиванием крови жертвы. При этом первая жертва непременно добровольна и должна относиться к близким друзьям будущих носферату. С каждой жертвой в0мперская сущность крепнет, кровь становится наркотиком, и хотя посвященный не светится нежитью и не сгорает под лучами света, в нем становится все меньше человеческого, а жажда крови становится все сильнее. При этом играет роль не только жертва, но и просто пролитая кровь и негативные эмоции вокруг. В применении к эмским реалиям это может значить, что репрессии могут катализировать процесс трансформации.

Внимание!

Как уже было сказано выше, насколько этот ритуал действительно работает и насколько его участники получают что-то необычное, решать мастеру в соответствии о его представлениях о насыщенности мира сверхъестественным.

Что же касается смерти Алексея, то здесь корреляции с существующим оккультными традициями не обнаружится, однако, буде кто-либо из РС впишет себе в биографию увлечение аниме, он сможет опознать символику из достаточно навороченного мистического сериала, который достаточно известен в Японии, но в российском прокате встречается редко и на видеокассетах. По всей вероятности, это же происхождение имели предсмертные жесты Димы Скирдина.

От Ромы, который был с ним в одной ячейке и взаимодействовал по делам игры, можно также узнать что место, в котором он покончил с собой, использовалось для совершения Агентами мистических церемоний, а нарисованные там символы, равно как и порядок ритуала, исходили от мастера по сюжету.

Часть Вторая. “Общество немертвых поэтов”

Рано или поздно, наводя справки в инстанциях или опрашивая знакомых погибших, РС выясняют, что все или почти все жертвы посещали литературный салон, который организовала Виктория Дольмина, известная московская поэтесса и вроде как видный деятель ролевого движения начала 90-х годов (ник Видольмина), приехавшая в Эмск около года назад, унаследовав после смерти родных двухэтажный деревянный дом на окраине городского парка. и работающая в издательстве “ХХ-пресс” в качестве переводчицы со шведского.

Общая атмосфера салона

Заседания салона проходят раз-два в неделю в одной из районных библиотек. Доступ туда открыт всем желающим при условии соблюдения правил и формальной рекомендации одного из членов сообщества, которую героям получить достаточно просто - найти в лицее или на плешке кого-то из юных поэтов, завязать разговор и проявить интерес. Во время встреч старательно поддерживается дух Серебряного века - участники салона носят костюмы и платья начала ХХ столетия, пьют из мелких рюмок красное вино и подчеркнуто избегают слэнга. Атмосфера очень уютная и домашняя, напоминающая сбор хороших знакомых на квартире или сходку интеллигентов-диссидентов советского периода.

Большую часть времени занимает именно чтение и обсуждение своих и чужих стихов, а также различные литературные игры, примеры которых приведены в отдельном разделе. Очень часты стихотворные дуэли, когда поэты читают стихи так, чтобы каждое было как бы ответом на реплику противника. Можно читать и произведения иных авторов, но гораздо лучше свое, при этом рекомендовано не выходить с домашними заготовками, а импровизировать.

Хозяйка салона умело ведет дискуссию, выступая в качестве распорядителя или наставника, часто объясняя как лучше выразить тот или иной момент на примере своих ранних произведений. Она достаточно остроумна и умело провоцирует дискуссии или отвечает словесными выпадами на выпад, хорошо владея искусством словесной дуэли. Она производит впечатление человека знающего и начитанного, и вправду неплохо знает тех, кто имел отношение к ролевому движению 91-93 годов (для нынешнего поколения это относится уже к “древней истории”).

Тематика стихов в общем-то разнообразна, но преобладает “готичное” выражение депрессии, описания своих оккультных видений или декадентски-мятежные стихи, направленные как против христианской церкви и “тоталитарной власти”, так и “в защиту Зла”. Определенная “антихристианская подоплека” этого может быть без труда обнаружена. Романтический образ Сатаны в трактовке Байрона или Мильтона рекомендуют в самом начале как пример просто высокого слога, а в разговорах ребят постоянно муссируется тема надвигающегося церковного мракобесия, на фоне которого салон является единственным местом для свободного волеизъявления фрондирующей молодежи, где они собираются, говорят и читают то, что думают.

Тема прекрасной смерти как способа освобождения и перехода в прекрасные миры (но только если душа будет достаточно чиста) занимает достаточно много места и в стихах, и в разговорах на квартире. В результате этого неофициальное название салона, или точнее, группы его постоянных клиентов, считающих себя близкими друзьями и учениками Видольмины - “общество пока не мертвых поэтов”.

О стихах самой Виктории - отметим, что ее ранние вещи были действительно Хороши. Поздние же - по преимуществу пример литературной графомании, зарифмованной депрессии и штампованных образов типа Безобразной Дамы (на лицо ужасной, не такой внутри) или Темного Менестреля, способного на пиру правителя бросить ему в лицо правдивую песнь вместо хвалебной оды, а затем возвышенно пойти на муку и красиво сгореть на костре под слезы дам. Хотя иногда среди них встречаются просто шедевры, после которых понятно, чем Виктория Дольмина до сих пор известна. Настроение, однако, то же самое.

Достаточно часто Видольмина устраивает нечто вроде лекций по истории. Она хорошо ее знает и умело рассказывает о крестовых походах, тамплиерах и альбигойцах, однако именно в них любому РС, знающему историю или религиоведение, будет заметно умелое манипулирование фактами. Видольмина умело жонглирует цитатами – будь то Библия или классики о судьбе поэта в России, представляя всю Церковь как банду озабоченных изуверов (чего стоят проанализированные соответствующим образом жития великомучеников) а христианство как религию, созданную для превращения людей в рабов. Этим она пытается доказать, что Свет как путь Господа и вся связанная с ним этика есть абсолютное зло, а Служение Высокой Тьме (ниеннистская романтика и все такое) есть добро.

Некоторые вечера посвящены творчеству того или иного поэта, - сначала рассказ, перетекающий в чтение его стихов, после которого участникам салона рекомендовано сочинить нечто в аналогичном стиле. Затем иногда устраивается спиритический сеанс с духом мертвого поэта. Это может быть как классик начала века (допустим, Лермонтов), так и кто-то из малоизвестных авторов конца ХХ столетия - как правило, замученный тоталитарной системой непризнанный гений литературного андерграунда.

Типичным примером такого гения является некая Екатерина Романова, которая покончила с собой самосожжением вроде бы в знак протеста против вторжения в Чечню и принадлежала к тому же сообществу что и Вика - только она была младше и не вынесла тех мук, перед которыми не склонилась ее более старшая подруга. Правда, есть и официальная газетная версия, которая говорит о том, что причиной смерти была ломка. Стихи Екатерины очень хороши, и многие из них написаны на христианские мотивы - по толкинистской классификации она относится к Светлым.

Достаточно часто члены салона “готически” прогуливаются, читая стихи на кладбищах или проходных дворах-колодцах.

Необходимое приложение - Примеры Литературных Игр

Понятно, что РС скорее всего не владеют предметом настолько, чтобы сочинять стихи прямо на сессии или мгновенно вспоминать нужные строчки из сокровищницы мировой поэзии. В этом случае я екомендую организовать пространство модуля так, чтобы написание стихов или поиски нужного текста приходились бы на интервалы между сессиями, за которые обе стороны успевали бы должным образом подготовиться.

Непосредственно во время ведения я скорее устраивал бы литературные игры - так, чтобы каждая игровая сессия, посвященная салону, включала бы в себя и подобную игру, оставляя героям время на подготовку только тогда, когда это касается трудных вещей, связанных с узнаванием текстов или сочинением сложных форм.

“Веер стихов”

Лист бумаги складывается в гармошку и пускается по кругу, так что каждый участник игры видит только последнюю строчку. К ней он должен написать еще две, но при этом не сбиваться не на стёб, так как общая тема тоже заранее задана.

Писание акростихов

. Придумывается слово (к примеру, “аутодафе”), а затем пишется стихотворение, первые буквы строчек в котором образуют данное слово, одновременно служащее заголовком стиха и формирующее его тему. Более известным вариантом этой игры является буриме, где устанавливаются последние слова каждой строчки.

“Угадай автора”

- представляется текст, строчки в котором представляют собой строки из разных поэтов, подобранные лучше чем “однажды в студеную зимнюю пору сижу за решеткой в темнице сырой” - требуется угадать, где чье.

“Зеркала”

Один и тот же сюжет (чаще всего берется какая-то сказка) стилизуется под разные жанры или разных авторов.

“20 слов”

Каждый из участников игры пишет на лист по два-три любых слова, а затем каждый должен сочинить короткую поэму, в которой должны быть упомянуты все эти слова.

Роман с продолжением

Суть в том, что ведущий (обычно Вика) начинает рассказ. Можно говорить по предложению, по минуте или по эпизоду. Затем сюжетную линию продолжает другой, потом третий и так по кругу. Дополнительных правил мало, разве что каждый участник может дать введенному им в сюжет герою “охранную грамоту”, по которой только он может убить его, влюбить его или свести с ума. В такое обычно играют в конце вечера в качестве разгрузки, и оттого сюжет часто напоминает боевик.

Члены салона о магии, Средиземье и Отражениях

В салоне много говорят о Толкине, пишут по его мотивам и занимаются “визионерством”, “проникая в Средиземье через Астрал” и описывая увиденное. Видольмина активно делится опытом, и у жителей салона существует свой собственный апокриф относительно себя и своего места Там. Вообще же дело в том, что поелику Средиземье есть мистический аналог Земли, сущность оттуда всегда имеет мистического двойника в этом мире, и если таковой двойник сумеет это в себе распознать и стремиться к слиянию со второй половиной, он может стать и воином, и магом, не прикладывая особых усилий а просто активизируя скрытые в нем резервы.

Естественно, мифология мира куда ближе к ЧКА, чем к оригинальным построениям профессора, тем более что Видольмина периодически упоминает, что еще в 1993 году Ниенна подарила ей полный текст рукописи, где присутствуют отрывки, не вошедшие в изданное. Хорошей стороной является Высокая Тьма, которой противостоит страшный образ Хаоса, вневременного ничто, к помощи которого в конце концов прибегли так называемые Светлые Силы, не будучи сами в силах остановить наступление Тьмы. Мелькора должны были сбросить туда в качестве платы, однако он сам принес себя в жертву во имя счастья людей, избавив Средиземье и его аналоги от ужасных и глубоко враждебных миру сил, проявления которых по странной случайности оказались похожи на проявления Тьмы.

Естественно, присутствует и образ доброго некроманта, позаимствованный у Перумова, а назгулы вообще оказались вампирами, каждый из которых получил поцелуй непосредственно от Саурона, а пресловутые кольца по сути - аналог обручальных. Отсюда - “яойное” поощрение однополой любви среди сотрудников салона, хотя ни в библиотеке, ни на квартире оргий не происходит, сама Видольмина, подчеркнуто возвышенно-целомудренна, отдаваясь творчеству, а не мужчинам.

Литературная часть апокрифа вертится вокруг Боромира, который, согласно свидетельствам Видольмины, не был расстрелян орками, а предательски умерщвлен людьми Арагорна после того, как, увидев юного назгула, не убил его, будучи пораженным его красотой. Более того, кроме великого воина Боромир был и не менее великим менестрелем, чьим астральным двойником является покойный Цой, дата смерти которого используется для синхронизации событий двух миров.

Впрочем, этот эпос, в составлении которого Видольмина исполняет функции не только автора но и дирижера, подозрительно напоминает еще и японские мультики - разве что недовоплощенных древними богами японских старшеклассников заменили российскими, а персонажей японских мифов - Майярами, эльфами и тп.

Еще одна тема разговоров за сверхъестественное - Магия Слова, существование которой сами поэты не подвергают сомнению, будучи готовы объяснит ее действие любому интересующемуся РС. Прочитанное стихотворение может возыметь магический эффект, однако для того чтобы стихотворение могло оказать такое воздействие, оно должно быть написано на сильной эмоциональной волне (осознанное действие), содержать его описание и быть написанным действительно Хорошо. Наиболее типичным примером такой магии является стихотворное объяснение в любви, действующее на объект как приворотное зелье, но так же можно и проклинать, и управлять погодой и даже повелевать реальностью.

Естественно,

Что можно узнать о хозяйке салона

Молодежи о “Видольмине” не известно ничего, разве что поиск этого имени в Интернете даст ссылку на материалы середины 90-х. Это архивы какой-то конференции отменно дивных, где она упоминалась как пример особо опасной жрицы Тьмы.

Более взрослым членам партии куда больше может сказать ее паспортное имя. Малолетняя поэтесса Вика Дольмина в свое время была звездой. Очень наивные и искренние стихи в сочетании с ангельской внешностью и пробивной мамашей сделали ей хорошую карьеру, и в 12 лет она уже была автором двух литературных сборников, которые до сих пор лежат на книжных развалах или остаются в школьных библиотеках– в них очень искренние светлые и детские стихи, абсолютно лишенные как какого-то религиозного флера, так и образов фэнтези, что-то сильно выделяющееся среди обыденных детских творений о зверушках-игрушках и прочих радующих вещах.

В 14 Вика поступила в МГУ, в 16 ее приняли в Союз Писателей, но затем ее имя исчезло и всплыло только 5-6 лет спустя, в связи с возбужденным против нее уголовным делом, которое закончилось освобождением в зале суда.

Очень шумное и громкое (пресса муссировала эту тему около полутора лет) “дело Виктории Дольминой” заключалось в том, что во время очередного литературного сбора на ее квартире туда ворвался ОМОН, устроив маски-шоу с избиением и даже, как потом утверждали адвокаты, с попыткой изнасилования. Хозяйке квартиры было инкриминировано содержание притона, ибо на квартире было найдено значительное количество кокаина, сушеных трав неизвестного назначения, обнаженных девушек в интересных позах и странной бижутерии, включающей черную кожу, кольчуги и тп.

Понятно, что наркотики объявили подброшенными, травы – лечебными, а дело сфабрикованным для того, чтобы “покончить с видной деятельницей литературного андерграунда”. Если кто-то из читающих знает т.н. “дело Алины Витухновской”, при описании деталей он может опираться на него. Общественность возмутилась, дело получило выгодную политическую огласку, и из Вики сделали славную наследницу диссидентов хрущевско-брежневской поры, тем более что из тюрьмы она сначала писала страшные по чернухе стихи, затем объявила голодовку, а потом пыталась вскрыть себе вены, что прекрасно наложилось на образ гонимой.

Что происходило с Викой потом, неясно, но вроде бы именно после освобождения она какое-то время вращалась в ролевых кругах, а потом исчезла и оттуда. Поиск в инете Виктории Дольминой” даст достаточно много, но все ссылки будут или на ее стихи, которые есть у того же Машкова, или ссылки на ее дело - но ничего более позднего времени.

Сейчас Виктории Дольминой 31. Несмотря на последствия пластической операции (как она говорит, последствия пыток, которым ее подвергали в ГБ) Вика не утратила харизмы и обладает значительным личным магнетизмом Подчеркнутые аристократические манеры, красноватая радужная оболочка и постоянные черные круги под глазами как следствие постоянного недосыпания, ночного образа жизни и злоупотребления курением. Черные ногти, серебряные украшения, длинный мундштук, через который она постоянно курит дешевые крепкие сигареты, несколько надрывный тон, который проходит, когда она включается в дискуссию о стихах. “Невозвышенным образом” она общается или с Геной, или вне ролевого сообщества.

Контингент салона (живые и мертвые).

В основном это представители богемной молодежи (в основном 14-22 лет), “ниеннистской ориентации”, которым скучно в элитных школах и хочется высшего света. Молодые дивные ищут общения с Той, которая еще помнит времена ХИ-93 и не один раз, по ее словам, пила чай вместе с самой Ниенной.

Большинство членов салона - ребята младше РС, старшеклассники или младшекурсники. Большая часть знает друг друга или по салону, или по игровым никам и не интересуется тем, кто есть кто по жизни. Часть членов салона видит друг друга еще и на плешке, а “ближний круг” почти постоянно обретается в ее большой квартире. Обстановка там не сильно отличается от салона за вычетом того, что разговоры о мистике и оккультизме занимают больше места. Там вполне практикуется совместное участие в астральных войнах и противостоянии Волне (те, кто интересовался Городской игрой, без труда увидят сходство терминов), ловля в спичечный коробок сущности Гил-Галада и так называемые мистериальные пьесы, направленные на максимальное вживание в героя - таким образом актер может как бы познать своего двойника изнутри и проникнуть в иную реальность.

Среди молодежи выделяются несколько людей постарше. Один из них, Илья Николаевич, - просто местный профессиональный графоман, для которого салон - просто место слушающих его стихи, другой, человек лет 25-26 по имени Игнат, говорит о себе очень мало, но на тренировках на “плешке” периодически показывает нечто интересное и считается в команде лучшим бойцом и “чемпионом Тьмы”. Кроме этого, на заседаниях салона иногда появляется молодой человек лет 22-24 по имени Гена, отличающийся абсолютно не дивным видом, который обычно выступает в качестве зрителя, но по окончании мероприятия остается поговорить с Викой. Услышать содержание этих разговоров в принципе можно, и они касаются Городской Игры, где Гена является Главным Мастером и ведет линию Агентов, а Видольмина контролирует Темный Блок. Периодически к этим разговорам присоединяется Игнат - когда вопрос касается хозяйства или технических вопросов агентуры. При удачном стечении обстоятельств герои могут услышать и то, что Игнат занимается и обработкой принимаемых данных, которые Агенты сбрасывают ему на пейджер.

Теперь подробнее о Ближнем круге как небольшой группе наиболее активных членов сообщества, постоянно посещающих заседания салона. Все они уже вовсю считают себя Адептами Высокой Тьмы, но из них не предан Злу в смысле мировоззрения – из-за непонимания его причин и духа противоречия они находятся в плену умело сформированных иллюзий и уверены, что Зло рядится в одежды Света, и (следовательно) Добро (точнее, весь комплекс того, что мы зовем добродетелями и благородством) пребывает во Тьме.

Не сталкиваясь пока со Злом в его истинном облике и привыкнув к риторике церкви (методы насаждения того, что НРПЦ называет Добром, способны очень многих склонить к противоположному), из мятежного духа противоречия, молодые люди мечтают о “демонах по Мильтону”(при этом и Мильтона, и Байрона, и прочих они прочитать так и не удосужились и знают их “в пересказе”…), которые кажутся им воплощением гордости и свободы. Видольмина старательно развивает эту тенденцию своими стихами, пронизанными темой прекрасного зла.

Реально они, однако, ничего серьезного пока не совершили. Пока они лишь мечтают и морально готовятся к активным действиям во имя Тьмы, играя на квартире “мистериальные пьесы” про падших ангелов или темных эльфов и мечтая превратиться в назгулов (термина “вампир” избегают - это как минимум подобно назвать сэппуку словом “харакири”)

От ДМ-а требуется достаточно четко показать эту действительную неприверженность злу, дав емкие портреты каждого из наиболее сильно увязших в сетях поэтессы. Вот несколько типичных образов.

Аня

Милая симпатичная девушка, чья история отчасти напоминает Овода (родители пытались воспитать ее в христианстве, но когда ей было 15, духовник, которого она боготворила, пытался гнусно ее соблазнить). Отринув, как ей кажется, всякое чувство к мужчинам, она морально готова отдаться демону,думая, что уже не в силах испытать Настоящей, Истинной Любви. Борьба за ее способности, душу, а потом и жизнь может быть необязательно подстегнута влюбленностью в нее кого-то из РС. Из всех членов салона она наиболее бескомпромиссная и инфантильная.

Ренат

Большой любитель и знаток фэнтези. Романтик, вдохновленный героическими образами, много читал Муркока или Перумова, отчего образ героя принял несколько темные черты. Увлекается фехтованием, жаждет активных действий, с восторгом смотрит на Игната как на мастера боя, н пойдет за любым вписывающимся в его идеал истинного воина. Стихи пишет так себе, в клубе скорее ради атмосферы определенного уважения, которое к нему испытывают ребята за его фехтовальные способности и свободное владение терминами и названиями десятка придуманных миров. Не учился в школе 524 и потому не был членом РПГшного кружка, в котором, вероятно, был бы более на своем месте.

Эля

Наивное дите, которое просто втянулось в это ввиду отсутствия иной компании. Была приятельницей Донской и до сих пор еще не отошла от шока. Влюблена в Шестого Назгула, очень хочет «жить с Мелькором» (Вася дразнит ее, говоря что это пассивная некрофилия) и помешана на оккультизме, особенно на спиритических сеансах, очень хочет вызвать дух Лены, чтобы та объяснила, отчего же ее лучшая подруга ничего ей не сказала... Она очень хочет последовать за ней, но Видольмина ее отговаривает. Минимум раз это будто намеренно происходит перед РС. Безынициативна и в спорах придерживается мнения большинства.

Вася

. Школьный неформал, который слишком предался духу противоречия (“назло бабушке отморожу уши”), - его стихи сами по себе достаточно “панковские” и несколько выделяются из общего настроя. Отращивает ирокез и рыжие бакенбарды “под Пушкина”, достаточно остер на язык и даже в салоне считается “возмутителем спокойствия”, которого терпят из-за неплохих стихов и компанейских манер. Поняв, что не может изменить мир, стал общим шутом и вроде бы пофигистом, но лелеет мечту найти способ это сделать – отсюда заметный интерес к магии.

Олег

Юноша просто не знает способа бороться с депрессией или занять свободное время. Ему хочется чего-то необычного и острого, к тому же его природный талант позволяет ему писать хорошие стихи быстро и не напрягаться. Многое замечает, но не придает этому значения и потому при ориентировке его в нужном направлении сделает выводы быстрее прочих. Носит маску сдержанного циника, но очень привязан к тем, кого считает друзьями. Лучше других отдает себе отчет в том, что в декадента он Играет и рано или поздно с этой игрой надо будет заканчивать.

Ксюша.

Нимфо и немного наркоманка. Она просто нашла систему, где ее недостатки называют достоинствами. Когда у девушки были проблемы в семье из-за бисексуальной ориентации, Вика предоставила ей крышу, и теперь она просто живет у нее, будучи тайно влюбленной в своего кумира. Впрочем, ей достаточно того, что ее гладят по голове и выслушивают. В отсутствие Вики она слоняется по квартире, занимается уборкой и готовкой, общается с теми, кто заходит к Видольмине в ее отсутствие и вешается на любого достаточно симпатичного мальчика ради хорошего секса без обязательств.

Марина

. Выходец из семьи интеллигентов-правозащитников и достойная дочь своих родителей. Голова ее потому забита рядом штампов, главный из которых заключается в том, что гонимый ГБ и тоталитарной системой не может быть негодяем. Марина действительно скептически относится ко всей царящей дивности, но страшно любит цитировать Вольтера относительно того, что я могу не соглашаться с вами, но готов отдать жизнь за то чтобы у вас было право высказаться. Участие в деятельности салона для нее живое доказательство свободы слова. Патологически ненавидит лицемерие и фальшь.

Ксюша-2

. Относительно взрослая и наиболее стильно выглядящая девчонка с точки зрения готического имиджа. По выражению Олега, «темноэльфийский транссексуал» (я не девушка! Меня зовут Саурон!). Тренируется в фехтовании и увлекается СМ, пытаясь доказать, что не хуже парней во всем. Много занимается «административной деятельностью» внутри салона и ловит с этого некоторый кайф. Зло воспринимает просто как более расширенный набор методов, так как пока не оказывалась перед ситуацией серьезного нравственного выбора. Однако, недавние события задели ее более других.

К Ближнему кругу относились и погибшие Витя и Лена, о которых вспоминают достаточно часто (в основном о Вите). Постепенно, из обрывков разговоров поэтов между собой или общения с героями про каждого из погибших детей становится известно следующее:

Толя

В салон его привел Олег – отчасти для того, чтобы вынуть приятеля из депрессии после смерти своего героя, отчасти для того, чтобы показать поэтам настоящий Талант. И действительно, после того, как он прочитал несколько своих произведений, Видольмина лично вступила с ним в “разговор стихами”, посвященный теме Выбора, смерти и свободы, который запомнился всем. Толины стихи были очень сильны, за схваткой мастерства сама суть спора как-то ускользнула, но при более детальных расспросах ребята процитируют стихотворение Видольмины, которым она закончила диалог. Смысл его в том, что человек не свободен в выборе жизни, но свободен в выборе смерти. Толя покинул салон один, успев сказать Олегу, что должен сделать выбор и поговорить со своей девушкой.

Лена

О ней ребята не скажут ничего - она действительно была серой мышкой, ее стихи были очень прилежными и старательными, но кроме усердия, в них не было ничего. Ближний круг она заслужила скорее прсто потому, что была в салоне практически со дня его основания.

Витя

О нем ребята могут рассказать много, но знают мало. Он не пускал их в свою личную жизнь, хотя все отметят его достаток и щедрость - он всегда приносил на встречи торт и бутылку дорогого вина, при этом совершенно не демонстрируя своего превосходства. Однако расскажут, что после того, как выяснилось что его погибший отец был в действительности убит в бандитской разборке и вел жизнь куда менее приглядную, чем было известно сыну, Витя очень переживал и считал, что потерял лицо. К тому же смерть отца быстро показало действительное отношение окружающих: пока тот был жив, Витю любили и подлизывались, а после его смерти начались жесткие обломы на личном фронте и проблемы в колледже.

В результате (не без влияния общей атмосферы и самоубийств Толи и Лены) юноша решился покончить с собой, отписав при этом салону значительную часть своего состояния, а ребята (явно не без влияния Вики) решили ему помочь. Из более откровенных разговоров или обрывков сказанного не Игрокам станет понятна истинная картина его смерти, в которой принимали участие почти все члены Ближнего Круга.

Само по себе участие во вскрывании вен Вити Астафьева воспринимается ребятами как акт помощи другу, но сам процесс очень жестко отпечатался на психике ребят, ибо из самоубийства сделали убийство – ритуал посвящения в вампиры, в ходе которого претенденты в таковые убивают своего товарища и причащаются его кровью. Каждый из членов Внутреннего круга сделал хотя бы один ее глоток и один разрез.

Сначала разрезы были только на руках и ногах, и умирал мальчик долго и страшно, поскольку без теплой воды они затягивались и их приходилось подновлять. В итоге после того, как никто из ребят помладше не смог этого сделать, его добил Игнат - точным ударом деревянного ножа в сердце.

РС могут даже услышать кусок разговора Игната и Вики, когда они беседуют “наедине”. Видольмина упрекает Игната в том, что он фактически сорвал обряд, и заявляет, что на второй попытке рождения Проводника его не будет. Игнат говорит, что с его точки зрения он проявил милосердие и хотел прекратить страдание мучавшегося парня, но Вика начинает гневно грузить, что милосердием было бы как раз достичь полного очищения, а оно допустимо только через боль; и потом, как можно было убивать его деревянным ножом в сердце- это же КОЛ! Ты убил в нем нарождающегося назгула и все пошло насмарку.

Дима

Был хорошим другом Вити. Ребята будут характеризовать его как человека с обостренным чувством справедливости, которое и привело его в салон. Получив от отца правильное воспитание, юноша как раз мучился несоответствием этого воспитания и объективной реальности, диктовавшей совсем иные поведенческие нормы. Зрелище тяжелой смерти Вити наложило отпечаток на всех, но, напившись крови, Дима окончательно вообразил себя Назгулом Мщения и решил начать Судить, выйдя на улицы города и карая тех, кто должен бы быть покаран.

Алексей

Алексей появлялся в салоне только пару раз в основном ради встречи с Геной, и ребята касаются его темы в основном в связи с игрой - он очень классно отыгрывал свои проблемы Агента, который постепенно осознает, что тоже является Избранным.

“Неслучайные встречи”

Эти события могут случаться в произвольном порядке, но на каждом заседании салона обязательно происходит нечто из этого списка -

Часть Третья. Подробнее о негодяях.

Виктория Дольмина как Главный Гад повествования

Полная история Вики - типичный и грустный пример того, что случается с одаренными детьми, когда они перестают быть детьми. Если в 11 такой воспринимается как одаренный ребенок, которому можно попустительствовать, делая скидку на его малый возраст, то в 18-20 лет он уже воспринимается аналогично своим сверстникам, в том числе и по уровню предъявляемых требований разного рода, к выполнению которых он часто оказывается не готовым.

Отсутствие опыта общения с окружающей реальностью оборачивается для него болезненными потрясениями. К тому же именно в это время начинают сказываться последствия психофизиологического износа, и если талант не был чем-то подкреплен, он уходит.

Отсутствие привычки к систематическому труду иногда приводит к тому, что неудачи, начинающие постигать выросшего вундеркинда, воспринимаются им не как результаты его ошибок, а как козни завистников. Человек сам начинает в это верить, затевает “борьбу с врагами”, плетет интриги, начинает привлекать к себе внимание экзальтированными поступками, теряет себя как личность...

Исключительность очень часто ведет и к тому, что изменяются или нивелируются моральные нормы. Человек привыкает к тому, что на какие-то его поступки закрывают глаза потому, что он такой умный и одаренный. А потом приходит к выводу, что ему, умному и одаренному, вообще можно то, чего нельзя другим. Тут можно доиграться и до “комплекса профессора Мориарти”, и до объявления себя мессией, человеком высшей расы и т. п., плавно переходящего в разломанную надвое крышу.

Все это можно сказать про Вику. Балованная и очень красивая дочка богатых родителей привыкла жить в ореоле славы, на гребне которой поступила в МГУ, где, собственно и оказалась в РПГ-тусовке. Но девочка выросла и интерес к ней стал постепенно таять. К тому же как раз в это время окончательно распался миропорядок СССР, и одаренные дети-поэты перестали быть кому-то нужны. Жизнерадостность в стихах сменилась депрессией, и она стала не сильно отличаться от прочих девиц того же возраста, пишущих в том же стиле. Известность ее постепенно падала, а былые заслуги не стали оправданием пропусков в институте, откуда ее исключили чтобы расширить число платников.

В отчаянии Вика пыталась лишить себя жизни, бросившись с крыши новостройки, но ее спасли, хотя из-за врезавшихся в лицо осколков стекла ее красота ушла. Впрочем, и сейчас мы имеем дело с человеком значительной харизмы, из-за которой мелкие шрамы на ее лице и странная форма губ, делающая ее улыбку похожей на улыбку вампира, как бы не заметны. У самой Вики, однако, жуткий комплекс по поводу своего лица - отсюда постоянно встречающийся в ее стихах образ Безобразной Дамы.

Постепенно Вика сблизилась с группой прочих непризнанных гениев от литературы, оккультизма (православие + “Роза Мира” + немного Рерихов) и защиты прав человека в России, которые собирались на ее квартире почитать стихи или еще не переведенного полностью Толкина, поругать Систему и попутешествовать по Средиземью посредством выхода в астрал. Тогда, правда, она была более чем правоверна и придерживалась мыслей, что 8 членов ГКЧП были астральными двойниками назгулов, а Народный Президент Борис Ельцин - Элендил ХХ столетия.

Все изменилось после ареста, хотя следует заметить, что реальная картина событий была отлична от общеизвестной. В ходе расследования (милиция слегка озверела от напора правозащитников и тоже пошла на принцип) выяснилось, что кокаин действительно был, а некоторые детали салонной жизни вполне можно было трактовать как вовлечение несовершеннолетних в лесбийско-садомазохистские игры. Однако массу просьб со стороны тех, кто помнил маленькую девочку с лучистым взглядом, не принимать во внимание было нельзя. Учитывая множественные смягчающие обстоятельства и слабое психическое здоровье девушки, которая к моменту суда действительно выглядела невменяемой, Вику приговорили к небольшому сроку и освободили в зале суда в связи с тем, что он как раз кончился, но на этом кредит доверия к ней со стороны литературных кругов был исчерпан.

Восемь месяцев в общей камере окончательно надломили психику Вики - рафинированную девочку сунули в самую кучу быдла. В результате она окончательно пришла к выводу о том, что в мире правит Зло (разве отношение мира к такому гению как она не доказательство этого !?), и путь преуспевания заключается в том, чтобы служить ему, умножая его силу в этом мире согласно пресловутому “Канону умножения страдания”, девиз которого: “Если тебе плохо, сделай так, чтоб всем вокруг стало еще хуже - и тебе полегчает!”. Это мировоззрение окончательно закрепилось после того, как после освобождения Вику два года лечили в полузакрытой больнице в рамках структуры ШППТ. Правда, теперь этот период выдается за мучения в гнусной психушке ГБ, где ее продолжали пытаться сломать, в том числе и при помощи магии.

Выйдя из больницы, она получила образование социолога в одном из многочисленных платных колледжей (изучая техники “приобретения влияния на людей”), и попыталась появиться в московской ролевой тусовке в качестве второй Ниенны, активно применяя полученные навыки и сделав первую попытку создания салона подобного типа, но мир изменился. Среди старых ролевиков ее попытки манипулировать были видны, молодежь уже не интересовалась старыми кумирами, и дело кончилось тем, что “за неэтичные психологические манипуляции” ее торжественно выперли из тусовки. История эта, правда, не очень известная, и даже старые ролевики из числа РС могут ее не знать - не все, что случается в Мск, доходит до Эмска.

Поэтому было принято решение - лучше быть первой в глубинке. Как раз в это время у нее умерла двоюродная бабка, отписавшая ей как единственной наследнице семьи роскошный старый двухэтажный дом в Эмске, и Вика переехала туда. Там ее знали именно как поэтессу, и потому во многом пошли навстречу - в том числе и в организации салона, который в отличие от первой попытки представляет собой не “квартирный сбор”, а вполне официальное учреждение. При этом она старательно дистанцируется от городских ролевиков и не афиширует свое ролевое прошлое.

По желанию Мастера Вика может стать не одиночкой, а функционером более организованной структуры сатанистов, направленной в город для установления там своей базы, хотя это не столько меняет ее статус в рамках модуля, сколько создает зацепки для будущих сюжетов.

“Учение” Вики и Обряд Рождения Проводника.

Следует разделять ее личные воззрения и то, что демонстрируется ученикам. С одной стороны, помимо жажды власти и желания манипулировать другими Видольмина серьезно и истово верит в то, что является Избранной и посланницей Сатаны, призванной служить ему, умножая количество Зла в мире сообразно “Канону умножения страдания” (самоубийцы не попадают в рай). Не менее серьезно она убеждена и в том, что Магия Слова действует, и потому хорошо понимает глубину своего падения с точки зрения таланта, что только обостряет болезненная зависть- ревность по отношению к тем, кто действительно обладает Талантом. Такому человеку она будет стараться внушить депрессию и довести до смерти. При этом ценен именно талант- именно потому она отговаривает от этого шага Элю - ее жизнь в данном мире будет куда большим умножением зла и страдания, чем поспешная смерть.

"Личную" этику Видольмины можно свести к следующему (я намеренно привожу это в виде развернутого текста, тк у героев есть шанс услышать это именно в подобном виде).

Я - Избрана. Избрана и свободна от законов и запретов, установленных в этом мире Богом. Эта свобода есть свобода от стандартных правил, законов, норм поведения, морали, права и этики. Нормы ограничивают Избранного, и заботиться об их соблюдении, особенно по отношению к неизбранным, есть проявление вопиющей глупости. Я живу для себя, а все окружающие предназначены для моих удовольствий. Их проблемы меня не волнуют. То, что делаю я всегда правильно и всегда нравственно, потому что целью является личная выгода.

Я никому ничего не должна и не обязана. Неизбранные идут на фиг! Они суть ступеньки лестницы, по которой я воспаряю к Власти. Слова о милосердии, морали, нравственности и чести есть отмазка для тех, кто не решается осуществить свое Право. А я - решилась.

Жертвовать чем-то ради других - глупость, хотя всегда можно имитировать жертву, чтобы привязать человека к себе, а затем добиться от него большей жертвы, причем он будет считать себя еще и морально обязанным. Мучаться совестью тем более глупо. Это значит – целенаправленно разрушать себя, культивируя и развивая свои слабости.

Цель моей жизни - создание в себе сверхчеловека, того, кто подавил свои слабости и, согласно Достоевскому, Имеет Право. Этот человек имеет силу, деньги и власть, его желания совпадают с его возможностями. Для этой цели, как и для ее составляющих, допустимы любые средства. Нельзя обрести право, не убив старушки - тем, кто слаб или совершил ошибку, нет места. Падающего - толкни, более талантливого - уничтожь. Неважно, как ты стал первым - историю пишут выжившие.

Действуя так, я одновременно распространяю на мир власть своего Господина. Он наделяет меня мистической силой и вскоре я смогу преодолеть запрет Светлого Совета и вновь овладеть искусством Витража Я растопчу всех, кто завладел им вокруг меня в обход моего первородства и введу их в море страдания.”

Последнее достаточно важно. Вика понимает, что талант ушел, но стремится вернуть искру творчества, «прикуривая от поминальных свеч погубленных ей». К тому же, ее самолюбие мешает ей окружить себя просто графоманами, которые будут ловить каждое ее слово просто потому что его сказала Она. Ей нужна понимающая аудитория, от которой можно и подпитываться, и паразититировать на чужом сострадании (ах, этот образ непонятого гения) – энергетическим вампиром она является безусловно.

С другой стороны , к своим увлечениям молодости, черным плащам и ниеннистской романтике связи Земли и Средиземья она относится уже с достаточной долей цинизма, презирая «дивных» за их романтизм и непрактичность. До ментовки она активно занималась глюколожеством, и ей достаточно легко играть себя в молодости, хотя времена истерии и оккультизма давно прошли. По манерам повседневного общения мадам скорее похожа на опытного психолога-манипулятора, чем на возвышенную истеричку, которой она предстает на литературных вечерах или разговорах с поклонниками: свой прошлый образ он воспринимает как своего рода бренд.

Ее “учение” как набор псевдорелигиозных представлений, который она “толкает” членам салона, представляет собой ее ранние юношеские глюки, творчески переработанные в более позднее время более холодной головой. С технической точки зрения это гибрид сатанизма и Черной Книги с большим числом параллелей между Землей и Средиземьем. Те же идеи она использует и в разработке Городской игры, обсуждая их вместе с Геной с достаточным скепсисом и цинизмом.

Как рассказывает она своим ученицам, во время самого тягостного периода тюремного мученичества ей явился Тот, кого здесь называют Сатаной, а в Средиземье - Сауроном (хотя правильнее было бы Аннатар-Даритель). Ангел, который хотел сделать мир светлее и лучше, дав людям свободу которая бы сделала их не бездушными пешками в планах бога. Она посвятила себя ему, а он за это дал ей свободу и Дар, однако Светлый Совет - кабала могущественных прислужников Бога, как бы лишил ее способности творить - и теперь она может не столько делать что-то сама, сколько показывать как надо и открывать глаза молодежи.

Дабы Мастер мог достаточно убедительно лгать от лица Вики, рекомендую небольшой список литературы к применению, - в первую очередь это философские отрывки из де Сада, хорошо демонстрирующие Викину мораль, Юкио Мисима ("Золотой храм" и "Маркиза де Сад", "Братья Львиное Сердце" Астрид Линдгрен, "Клуб Дюма" Артуро Перес-Реверте (к нему легко апеллировать с искажениями поскольку книга в России вышла недавно, читал ее мало кто, зато фильм Поланского "Девятые врата", который сильно от книги отличается, смотрели все). Естественно, романтизм, особенно Байрон и Мильтон, немецкий экспрессионизм. Борис Чичибабин, некоторые вещи Бродского, творчество некоторых наших поэтов-правозащитников типа той же Витухновской...

В разговоре с ближним кругом Вика постоянно муссирует тему наступления Волны (прорыва сил Хаоса в наш мир), которую может остановить лишь Обряд Рождения Проводника, в ходе которого Избранная девушка должна добровольно пойти на “соитие с демоном”, означающее по сути мученическую смерть, поскольку речь идет не о половом акте а о неком мистическом обряде, похожем на возрождение соборной души России, в ходе которой жертва пройдет через коллективное очищение через боль и кровь - по сути ее надо запытать до смерти. Теоретически под определение такой жертвы лучше всего подходит Аня, но конкретных разговоров об этом еще никто не ведет. Вика ждет «инициативы снизу».

Зачем ей обряды?

Во-первых, это безусловное умножение зла в мире - причем его участники даже не поймут до конца, Что именно они сотворили. А для нее это - дополнительное подтверждение своей избранности и права на то, чего нет у других.

Во-вторых,это хороший повод привязать к себе более взрослых участников салона и начать превращать их в прямых агентов влияния. Путем “проведения” молодых людей, через соответствующие ритуалы, она собирается сотворить из них послушных исполнителей своей воли. Чем больше они будут уверены в своем вампиризме, чем больше замазаны кровью, тем лучше.

Ей очень хочется провести обряд, после которого все его участники будут как бы повязаны, побыстрее, но давить на молодежь она боится и вынуждена ждать, пока они сами созреют и будут готовы. Более активно подталкивать ребят к совершению Обряда она будет только если почувствует близкий конец.

В третьих (тут мы несколько забегаем вперед, но..), постоянное описание садистских сцен в романах Анжелики Дукс вызвало некоторое желание попробовать воплотить на практике некоторые мечты.

Подробнее о мертвых детях

После смерти своего героя и находясь в сильной депрессии, Толя отправился в салон, где слова Видольмины о красоте смерти упали на подготовленную почву. Тем более что, почувствовав в юноше Талант, Видольмина не преминула “подтолкнуть падающего” и даже сама, ибо Находясь еще в раздумье, он направился к знакомой девушке, но было уже поздно и та не открыла ему двери. Это было финальной каплей, и почувствовавший что-то Андрей Константинович действительно не успел.

Когда смерть юноши стала известна, Видольмина посвятила этому случаю специальную проповедь, где юноша стал воплощением принципа свободы выбора - он смог, не испугался и бросил вызов жизни. В результате в тот же вечер тихая Лена решила последовать его примеру - в этом было и желание хоть как-то напомнить миру о себе, и желание узнать, что там, за Очарованной гранью.

После этих двух смертей Видольмина без труда склонила Витю к самоубийству, грамотно сыграв на его проблемах, и провела генеральную репетицию Обряда, замазав его участников первой порцией крови. Ей самой на этом действе, естественно, не было.

Внимание!

Вика не будет шантажировать членов салона тем фактом что они совершили убийство своего товарища. Сделать так значит разрушить всю ту атмосферу, которую она тщательно создавала. Она понимает, что подчиняться после этого ей будут, но из-под палки, и вся атмосфера салона пропадет.

Что касается Алеши Мелисова, то мальчик слишком активно играл и вгрузился в идею о том, что смерть в Игре означает потерю духовного двойника в существующем мире. Раз миры так связаны, то смерть в игре влечет за собой смерть в жизни, и лучше ее не откладывать. Заколовшись деревянным кинжалом, он как бы убил в себе назгула. К этой смерти, в отличие от смерти Вити Астафьева, Видольмина прямого отношения не имеет.

Вика как “кастер”

Как уже было сказано выше, магия в этом сюжете необязательна, и здесь мы просто перечислим некоторые варианты «оцифровки» Виктории как мага.

Если Видольмина владеет магией как кастовалкой АДД-шного типа, то она не прибегает к ней в присутствии членов салона, постоянно подчеркивая этот момент в сравнении с методами так называемых Святых Отцов, которым чары убеждения давно заменили естественные аргументы. Она постоянно говорит о том, что в настоящий момент Церковь активно применяет магию с целью контроля над, но все случаи “чудесных исцелений” и т.п. связаны с остатками древних атлантических учений, которые были искажены церковниками… Ибо Магия – есть Истинное Знание, построенное на Свободе, данное людям Сатаной как Ангелом Свободы Выбора для того, чтобы люди могли подобно богу и его прихвостням, меняет мир вокруг себя.!!

Если же в сюжете присутствует “более правильная” магия, то с момента, когда Вику вытащили с того света, она оказалась способна глубже чувствовать и воздействовать на души, как неупокоенные, так и еще не покинувшие свое тело.

В отношении живых она может воздействовать только на лиц с более слабой волей и высоким восприятием, чем она. То, что подействует на девушку-неформала, бессильно против омоновца.. Любая попытка осознанного противостояния тоже срубает эффект. Воздействие сводится к манипуляциям эмоциями и настроением, хотя она может лишь усиливать негативные эмоции - гнев, ярость, печаль, страдание и тп.

В отношении умерших душ она может действовать только на тех, кто погиб благодаря ее наводке. Доводя до смерти молодые таланты и губя их души подобным образом, Видольмина вызывала затем эти души погубленных ей и заставляла их писать стихи для себя – оттого в них столько прекрасного трагизма и муки. Если ДМ сумеет правильно подобрать “ее” стихи, то по ним можно понять, что они исходят как бы от разных людей. Если нет – ее можно подловить в момент вызова где-то на отдаленном старом кладбище или навести на эту идею через поиск информации. Указанную ниже линию плагиата это может как заменять, так и дополнять. (подробнее смотри следующую главу).

Если души освободить, Видольмина “утратит Дар”, но сделать это достаточно сложно. Во-первых, надо уничтожить блокноты с их черновиками, которые хранятся у Видольмины, во-вторых, перезахоронить самоубийц на освященной земле и дать им покой.

Что же до магии Слова, то сама она не может писать реально действующие стихи - но может манипулировать детьми, чтобы те писали.

Игнат, или тайная игра “Дозора”

По мере того, как герои копают под салон, им сначала становится понятно, что о деятельности поэтов Знают, но почему-то не предпринимают никаких мер. При попытке использовать МВД-шный ресурс, например, выяснится, что на каждого члена Ближнего Круга уже есть досье, причем подробное. В нем даже отражена роль каждого члена салона в смерти Вити Астафьева – настолько, как это мог описать лишь присутствовавший там.

Можно обратить внимание и на то, что хотя по сравнению с обычными обитателями плешки “поэты” достаточно неадекватны, во время милицейских облав их не берут, хотя носят они характер правильной загонной охоты. Члены салона относят это на предмет своей избранности, а Марина может пояснить еще и то, что Видольмина остается членом Союза Писателей России и активным функционером Союза Демократических Сил, и потому любой полицейский произвол немедленно повлечет за собой взрыв общественного негодования.

Как бы то ни было, среди поэтов есть “Агент”. Им является Игнат - представитель “Дозора”, работающий, однако, не на местные власти, а на его центральные структуры. Он вышел на Видольмину через ее столичные подвиги, а ненависть к ролевикам, оккультистам и т.п. подстегивается личными мотивами и связана с тем, что в эти игры начал играть, ушел не туда и погиб близкий ему человек (вплоть до того, что он может являться дальним родственником Екатерины Романовой).

Задача Игната и тех, кто за ним стоит, - нанесение серьезного удара по ролевому движению вообще: раздуть ожидаемый скандал до максимально возможного уровня, с тем, чтобы в идеале с РИ как с движением было бы покончено, а те, кто пытался что-то играть, делали бы это на сусально-православно-славянские темы. Но дабы такой скандал действительно потряс всех, сатанисты-ролевики-убийцы должны сотворить воистину Нечто Ужасное (типа пресловутого Обряда как человеческого жертвоприношения или ритуального убийства), в процессе совершения которого их возьмут тепленькими, после чего будет устроен красивый показательный процесс, рассчитанный на волну народного гнева.

ДМ-у предлагается несколько трактовок образа Игната в зависимости от того, насколько знающий общий контекст “Эмских хроник” Мастер решит демонизировать “Дозор”. Более простой вариант - сделать из него опереточных «православных скинхэдов»,- тогда он просто подлый негодяй, не менее беспринципный, чем Вика, и хладнокровно планирующий смерть невиновных детей ради политической цели.

Но более интересный для хорошего Мастера и более сложный - учесть то, что туда часто идут те, кому за державу обидно. Вообще, в Эмских Хрониках “Дозор” представляет собой достаточно серьезную организацию православно-национально-патриотической направленности: они действительно готовят молодежь к армии, заменяют ДНД, патрулируя улицы, и даже кого-то ловят, отчего милиция их скорее уважает и покрывает. Таким образом, Игнат скорее типичный функционер-державник с хорошо промытыми мозгами, который ненавидит “декадентов” холодной рафинированной ненавистью, но при этом патриот, а не циник. В этом случае его фамилия, безусловно, Романов.

До поры до времени Игнат играет роль наиболее ретивого адепта Тьмы и сторонника наиболее решительных действий, но вычислить его можно по нескольким критериям. Во-первых, он не ожидает слежки за собой и потому может привести их в тренировочный зал “русской борьбы”, существующий под эгидой “Дозора” и являющийся местом тренировки исключительно “своих”.

Во-вторых, он показал увлекающемуся воинскими искусствами Ренату некоторое количество боевых приемов из арсенала элитного подразделения ВДВ, в котором он служил. Об этом говорит и его татуировка, но в салоне он ее скрывает - там армия непрестижна (“это место, где из личностей делают гайки для режима”), и большинство не без подачи Вики скорее бравирует своей незащищенностью.

Может произойти и такой случай. Через несколько дней после истории с Игнатом, раскидавшим юных гопников, означенные отморозки решили отомстить и привели с собой подкрепление, состоящее из ребят более взрослых и более накачанных, явно отмеченных печатью “Дозора”, каковые начинают вербальную атаку, но наталкиваются на Игната, который жестко прерывает их фразой “Что ВЫ тут делаете? Кто у вас старший? Ну-ка, отойдем...”. Затем они отходят, так что разговора не слышно, но представитель нападавших стоит более чем понуро, напоминая сержанта, который случайно задел старшего офицера (собственно, их соотношение в табеле о рангах внутри “Дозора” именно таково). После этого проблема решается как бы сама собой, так как увидев что их план не сработал, гопники отступают и впредь, если РС сталкиваются с ними в лицее, ведут себя даже с некоторым подобострастием.

В третьих, Игнат отчасти засветился в истории с толкачами. В салоне это приписывают действию Васиных стихов, но в действительности это дело рук Игната, который скинул информацию своим коллегам по “Дозору” (еще раз - не следует забывать, что эта организация тоже не лишена положительных сторон), после чего подозрительные личности, предлагавшие семиклассникам наркотики, исчезли с пришкольной территории. Шанс непосредственной разборки игроки наблюдали вряд ли, но если среди РС есть те, кто еще учится, они могли видеть, как “чернозадых” крепко побили и прижали ребята достаточно характерного вида, а герои, работающие в милиции могли получить информацию об устроенном погроме по официальным каналам с естественным указанием ничего не расследовать - милицейское начальство вполне устроило уничтожение пушеров силами национал-патриотов. Поэтов, правда, непосредственное оружие не волновало, и Вася тоже будет уверен, что хотя с точки зрения логики наркоторговцев разогнал “Дозор”, с точки зрения мистики именно он своими стихами сделал так, что на негодяев обратили внимание.

В-четвертых, будучи православным, Игнат воздерживается от прямой ругани в адрес некоторых вещей, не желая брать на душу грех настолько тяжкий. Во время дискуссий он часто метает камни в адрес забывших о боге священников или стремления НРПЦ получить все на блюдечке, но не выступает против догм религии как таковой. И хотя он главный сторонник того, чтобы члены салона начали наконец служить Тьме более осознанно, начав Судить, мишени он выбирает наподобие тех, в которые целил послушавший его Дима (дабы зло пожирало само себя).

Наконец, если ДМ хочет сделать игрокам своего рода «подарок», они могут стать свидетелями встречи Игната с представителем центрального руководства (идея масштабной провокации скорее всего пришла в голову не Игнату, а кому-то повыше), который может носить, а может и не носить рясу.

Игнат рассказывает обо всем том, что ему приходилось делать, что сил больше нет, и что он с трудом сдерживался чтобы не передушить эту мразь и что не случайно добивал Витю именно колом в сердце, как и положено убивать вампира. Кроме того, он отмечает, что местный священник, у которого он исповедовался, не одобрил таких игр с чужими жизнями, и просит совета и поддержки.

Что отвечает ему наставник, опять же зависит от цинизма «духовного отца» в исполнении мастера. Он может посоветовать не доводить дело до крови (пусть ОМОН появится когда нож будет занесен), и карать лишь того, кто и так достоин, а может сказать, что грех конечно грех, но отмолит он его Потом, ибо это война с порождениями Врага, а на войне хороши все средства. В любом случае наставник напоминает о терпении и смирении, о Марии Магдалине и Юдифи и о том, что господу угодны те, кто грешил, но каялся.

Сей момент, кстати, может немного изменить и трактовку личности самого Игната – сделав его не столько вдохновителем операции по дискредитации РПГ, сколько ее ведущим исполнителем, чье желание осуществить акт очищения и нелюбовь к отдельным представителям этой социальной группы подогреты личной неприязнью из-за погибшей двоюродной сестры (Екатерины)..

Видольмина, Игнат и Городская Игра

Сначала чуть истории. Тем летом ребята из салона провели игру по своим апокрифам времен Сильма. Видольмина не входила в число организаторов, но была духовным вдохновителем и бродячим менестрелем, которую, естественно, картинно сожгли. Кроме того, именно с ее подачи на роли Светлых сил были намеренно отобраны наиболее неприятные в общении или маньячные типы – чтоб потом можно было сделать вывод о том, что и по жизни лик Добра таков.

После этого на салон вышел Гена, который представился как аспирант-социолог и выступил с предложением создать “игру постоянного протекания”, действие которой разворачивалось бы в течение нескольких месяцев, а может быть – и лет, накладываясь на реальность, а играть при этом ребята должны самих себя. Видольмина приняла участие в этой игре как мастер по сюжету и координатор Темного Блока, а Игнат, который тоже появился примерно в это же время, взял на себя техническое обеспечение.

Понятно, что каждый из трех Мастеров преследует в игре разные цели. Для Игната это не только продолжение его программы по очернению ролевого движения, но и возможность использовать его для нужд “Дозора” – от сбора “игровых взносов” до использования игроков в качестве шпионов за абсолютно “левыми” людьми, нужными ему (именно так, например, была раскрыта и полностью уничтожена сеть толкачей). Игроку вгружалось, что его объект слежки тоже принимает участие в игре, но является очень крутым монстром, разговаривать с которым крайне опасно.

Если ДМ развивает линию Ромы, то подобное задание получил в том числе и он, причем объектом его слежки являются весьма опасные люди - представители “сумбулистанского картеля”, оказавшиеся в Игре “демонами энтропии”, толкаюшими под видом дури порошок для изготовления зомби. Мальчик должен следить за их передвижениями, докладывать по одолженному у отца сотовому (дополнительный повод родителей обратить на этот факт внимание РС), фотографировать ключевые моменты и оставлять фото в тайнике - оттуда их забирает еще один игрок.

Замечу: ДМ вообще может развивать “сумбулистанский след” в качестве боковой ветви. Представители этого землячества немного могут против “Дозора”, но до того как на них было обращено внимание, они контролировали большую часть торговли дурью в школах и вероятно занимались чем-то большим. Во всяком случае, для героев это – не очень приятный противник, и если героям уж очень хочется выпустить пар и поиграть в экшн, можно устроить так, что мальчика заметили и без лишних слов затолкали в машину на предмет расспросить с пристрастием. Отбивать его скорее всего придется героям, хотя интригу можно и усложнить: Игнат намеренно поручил это дело малолетнему отпрыску серьезных родителей, понимая что парень проколется, его похитят, после чего родственники нанесут по “черным” удар, а “Дозор” дотопчет обломки. Если же хочется чего-то совсем боевого и мистического, то сумбулистанцы - не кто иные, как Ролан Обоев и К из “Истории одной мести” (“Эмские Хроники” планировались как кампания пересекающихся сюжетов, и потому в этом модуле встречаются ссылки на другие истории).

Для Гены Игра - шанс отработать изучаемые методики управления и воздействия и изучать процесс взаимодействия виртуальной и невиртуальной реальности. Он действительно начинающий социолог, любитель экспериментов на людях и своего рода миниатюрный вариант Эдуарда Максимова. Игроки для него сродни лабораторным мышам, проблемы и дальнейшая участь которых биолога не волнуют, а к “глюкам” Видольмины он относится с презрением. Все так называемое сверхъестественное - или психосоматика, или хорошо спрятанное НЛП.

Для Видольмины же - это основной способ привлекать народ в свои сети, тем более что, будучи более опытным психологом, она давно переиграла Гену, который уверен, что просто использовал ее сюжетные наработки.

План Вики в отношении играющих Агентов заключался в том, чтобы сперва погрузить ребят как бы в состояние постоянного стресса, под воздействием которого они постепенно попадали бы в серьезную психологическую зависимость от Мастеров, которые, размывая грани между игрой и реальностью, потихоньку начали бы контролировать уже не персонажи, а самих игроков.

Постепенно Агентам, большинство которых составляют не члены салона, становится понятно, что их тайное общество имеет не государственные, а мистические корни. И Агенты - тоже Избранные, те, на кого наложилась душа их аналога в Средиземье, и именно потому они могут чувствовать существ из иной реальности.

Попутно, под маской возвышения в духовном развитии, играющие постепенно начинают насыщаться “нужными” представлениями Мастеров о структуре мира, и этическими принципами, следование которым в рамках игры дает мастерские плюшки. А на определенном этапе Действа, “когда Волна начинает надвигаться”, от игроков требовалось уже совершение далеко не “игровых” Обрядов - и Игнат, как человек, разбирающийся в сатанизме с теоретической точки зрения, может предлагать свои идеи…

Когда пласты игры и реальности действительно поменялись бы местами, планировалось осуществить как бы окончательное перетягивание интересующихся духовными аспектами игры из просто ролевых игр в секту – окончательно задвинувшемуся будет объявлено, что пришло время узнать Главную Тайну: Избранные действительно существуют, и Он – Один из них.

При этом всегда готов отходной путь – это же не секта, а игра в нечто большое и светлое, а если из-за этого у кого-то поехала крыша, то он сам себе злобный баклан, который излишне заигрался и перепутал игру и жизнь.

Замечу, что при этом большинство членов Ближнего Круга не в курсе этих планов, хотя некоторые (Олег, Марина, Ренат, Ксюша-2, «которая Саурон») в качестве неписей-игротехников играют тех самых Избранных, за которыми следят Агенты. Более того, салон позиционируется как место свободное от Игры, и некоторые ребята даже могут давать советы ее мастерам.

Часть Четвертая. Что делать?

Итак, рано или поздно РС понимают, что представляет собой салон и какие цели ставит перед собой его хозяйка. Ясно (я говорил об этом в начале модуля, но повторюсь), что главная задача РС в этом модуле – суметь открыть молодежи глаза на истинную природу Зла и предотвратить их погружение.

Я не предполагаю особенного алгоритма, так как многое зависит именно от способностей РС найти общий язык с молодыми людьми из ближнего круга и убедить их. Ведь власть Вики над юными душами далеко не всеобъемлюща. Понятно также, что это убеждение делается не в один присест, и происходит на фоне описаний заседаний салона, литературных игр, лекций по истории и тп, - тем более что мир вокруг героев не зациклился на истории салона, которой они скорее всего занимаются во время, свободное от работы или иных обязательных форм времяпрепровождения.

Чего Не делать

Проще сказать, какие методы точно НЕ увенчаются успехом. В первую очередь это стремление заменить дискуссию убеждением при помощи кулаков или магии, которое тут же будет истолковано как то, что так называемое Добро не имеет истинных аргументов и прибегает вместо них к насилию (да, ты меня побил, но я все равно одержал моральную победу).

То же самое касается возможности просто уничтожить Видольмину физически - в этом случае поэты относительно быстро сообразят, куда она исчезла (тем более что Вика не раз упоминала, что вездесущее ГБ не простило ей ее вольности и что ее жизнь на волоске еще с тех времен), а “коварное убийство” точно не расположит их стать вместе с теми, кто практикует подобное.

Понятно, что выносить сор из избы и пытаться натравить на салон милицию тоже не стоит. Органы уже относятся к ролевикам с достаточным предубеждением (особенно из-за Городской Игры) и, в случае раскрутки официального маховика не будут делать разницы между “дивными” и нормальными ребятами, остригая под одну гребенку всех - они наконец-то получили повод действовать, причем так называемые “авторитеты ролевого мира” сами расписались в своем бессилии навести порядок. Учтем, что милиция неразборчива в средствах и будет выжимать нужные показания, лепя ту картину, которая выгодна им. Следовательно, рано или поздно сработает заложенное Игнатом , который постарается повернуть дело в нужное русло, просто поставив на место бдительного Дозора ребят-РС, не афишируя их принадлежность к ролевикам.

Что же до обвинений в манипуляции сознанием, то здесь многое упирается в “отсутствие доказательной базы”, ибо пока в деятельности салона сложно найти классические признаки секты. Более того, в случае подключения официальных каналов героев (если они – ролевики) даже могут обвинить в стремлении подавить конкурента. Подобные слухи в тусовке поползут..

Обвинить Видольмину в доведении до самоубийства? Как выяснилось (или выяснится в ходе консультаций с юристами), это очень сложная статья с точки зрения доказательства. Требуется или признание жертвы (в моей смерти прошу винить ХХ..), или доказательства того, что ХХ организовывал систематическую травлю УУ, подталкивал его к смерти и тот полез в петлю именно по данному поводу. Сейчас чаще всего эту статью используют, как ни странно, против слишком ретивых силовиков. Здесь же таких явных доказательств нет, а дело не является столь важным, чтобы было надо отбросить все куда более серьезные проблемы и копать по нему.

Идея выйти на Скирдина-старшего и «выдать» ему Видольмину как главного виновника смерти сына выглядит привлекательно, но имеет ряд подводных камней. До вице-мэра не так просто дойти, а если это и получится, он тем более потребует серьезных, юридических доказательств, на которые будет накладываться подозрение в том, что его собираются использовать в какой-то своей игре. Кроме того, жизнь Вике он, конечно, испортить может, но любые репрессии со стороны государства немедленно будут преподнесены соответствующим образом (диссидентку снова травят!), да и задачи не выносить сор из избы и отделять ролевиков от чернушников перед ним не стоит. А это значит, что волна репрессий ударит по всем.

“Исправление имен”

Предполагается, что наиболее правильным вариантом будет проникновение РС в салон Видольмины и участие их в заседаниях салона и поэтических вечерах, в том числе и с вероятным писанием стихов на заданные темы по ходу модуля. - там своими собственными стихами или поведением они как бы медленно, но верно перетягивают юных поэтов к свету, показывая им реальный облик Добра. Каждого из описанных типажей ребят можно спокойно спасти, хотя естественно не с первого подхода, и даже претендентка на роль высшей жертвы лишь сама придумала себе, что неспособна более полюбить.

Важная деталь такой стратегии - разрушение информационного вакуума. Например, поэты воспитаны не на истинном творчестве тех же романтиков, а на их пересказе Видольминой. То же самое касается ее рассказов по истории, где тоже хватает подтасовок или логических ошибок. Поэтому приветствуется. как использование цитат, так и подсовывание им тех книг, которые могут заставить их начать думать в ином направлении. Ребята достаточно умны и получив факты немедленно затеют дискуссию на эту тему, ожидая от Вики ответа. В этом случае велик шанс того, что Вику или просто переспорят и она будет вынуждена согласиться с тем, что несколько не права, или она начнет подменять факты эмоциями и вообще вести спор некорректно, что (особенно если на это специально обратят внимание) тоже является свидетельством поражения.

Можно и самим спровоцировать дискуссию - Видольмина часто делает это сама: кто-то задает вопрос, а она читает по этому поводу проповедь. В этом случае этот “исторический или теологический спор” тоже рекомендовано вести вживую на манер старого доброго “политбоя” - ДМ озвучивает точку зрения Видольмины, а игроки пытаются ее переубедить.

Замечу: не обязательно толкать молодежи нечто прямо противоположное их идеям. Все можно делать умнее и тоньше. Не забудем, что народ там в общем неглупый, и привыкший вести дискуссию, а шоры у них стоят только в одну сторону.

Можно и просто отвечать стихом на стих, как бы пытаясь переломить общее настроение. Это особенно хорошо пройдет в условиях многочисленных “стихотворных дуэлей”, которые не всегда носят характер именно поединка, но всегда привлекают море внимания.

Можно действовать методом косвенных намеков через литературный сюжет - метод, который члены салона любят и оценят. Тут может сыграть “и недавно вышедший в АСТ роман” (или лежащий в сети модуль) “Кровь на Снегу”, и “запрещенный” к обсуждению в салоне Акунин, - дело в том, что его “Любовница Смерти”, еще больше чем указанный модуль, слишком похожа на историю Общества Немертвых Поэтов образом расчетливого манипулятора, наслаждающегося чувством власти над молодыми душами и доводящего их до самоубийства.

Конечно, Видольмина никому Знаков не подсовывает, но книгу эту читала. Более того, она лежит на ее туалетном столике, испещренная карандашными пометками, анализирующими манипуляции главного гада с точки зрения практик ШППТ. Если Мастер вообще хочет сделать игрокам поблажку, эти методы обсуждаются в одном из разговоров Вики и Гены как примеры психологического воздействия.

Уместно и эстетично будет поработать с развенчанием романтических идеалов через шок. Поддержав разговоры о эстетике смерти, выдать несколько художественных произведений о девушке, отравившейся снотворным, и захлебнувшейся собственной блевотиной, о процессе анатомического вскрытия, о гниющем в могиле теле... С детальными подробностями и чернушно-некрофильской эстетикой. "Не смешно, зато про войну"(С). Конечно, у части аудитории это вызовет возмущенный писк, но после нескольких демаршей подобного типа часть народа перестанет мечтать о красивой смерти, ибо мечты эти будут серьезно отравлены.

Разоблачение

Более простой способ для не очень сильных в творческом или психотерапевтическом отношении игроков – дать членам общества увидеть реальное лицо своего кумира, после чего ребята, остро реагирующие на ложь и лицемерие, сами отвернутся от того, кто им лгал. Их чувство фальши может даже привести к бурной разборке в салоне или на квартире - мы верили в вас как в бога, а вы лгали нам все это время! При удачном стечении обстоятельств Видольмина просто потеряет лицо, ее репутация в ролевой среде Эмска будут окончательно подмочена, и тусовка вокруг салона сама собой развалится.

Более того, так как Видольмина активно играла в самоуправление, может случиться даже, что совет салона исключит из своих членов ее, а сами поэты будут продолжать собираться, дрейфуя в сторону обыкновенного литературного кружка.

Развенчивать образ, демонстрируя, что Вика далеко не та, за которую она себя выдает, можно по нескольким направлениям, хотя во всех случаях потребуется должное умение задавать правильные вопросы и связывать концы с концами, будь то анализ текстов или расследование прошлого Видольмины. Правда, надо помнить, что тайный сбор информации ассоциируется в головах юных поэтов с методами ГБ и более интересным вариантом было бы “случайно” навести кого-то из них на нужные факты, а не подсовывать их в полностью разжеванном виде.

Во-первых, предавшись злу , она окончательно утратила свой поэтический дар, не написав более ни строчки настоящих Стихов (истинное Зло неспособно творить), и те ее поздние вирши, от которых так тащится аудитория, позаимствованы. Налицо обыкновенный плагиат, следы которого можно найти или в Интернете, посидев в библиотеке над наследием русских декадентов или немецких экспрессионистов. Конечно, в случае с классикой чаще копируются не страницы, а строчки, которые затем монтируются по аналогии с одной из литературных игр, но ДМ, который не так хорошо умеет сочинять сам, может разрешить Вике и прямое заимствование.

Второй источник плагиата - на заброшенной мемориальной страничке памяти Екатерины Романовой, которую Видольмина подтолкнула к уходу из жизни. Сайт просто висит и никем не поддерживается. (как мой старый сайт на makkawity.da.ru, к которому потерялся пароль), а из полезной информации там можно встретить упоминание о том, что она была фигурантом по делу Дольминой и ее стихи, которые теперь Вика выдает за свои. Следует обратить особенное внимание на самое последнее ее прижизненное стихотворение, - «Проклятие предавшей». Оно очень мощное по силе и явно адресовано кому-то из близких людей.

Во-вторых, “страшная тайна” Виктории Идольминой заключается в том, что являющаяся в салоне (и не только) воплощением плохой литературы и пошлого чтива Анжелика Дукс (автор-призрак издаваемых по четыре штуки в год романов в мягких обложках о роковых красавицах и мускулистых майорах спецназа, чью мощь в бою превосходят лишь их способности в постели) - ее творческий псевдоним.

Обычно Вика работает не дома, но периодически обрабатывает на компьютере какие-то черновики. Найти и расшифровать их не очень просто - требуется время, доступ в комнату где стоит компьютер и минимальный навык в компьютерной грамотности. Это - видоизмененные и записанные на скорую руку сюжеты “романов с продолжением” Так как как посетители салона не читают означенный ширпотреб, Вика уверена, что тайна не выйдет наружу – к тому же можно всегда отговориться тем, что банальная литература использует похожие клише.

Понятно, что устраивать обыск непросто.

Во-первых в квартире всегда кто-то есть,

во-вторых, они не профи и неумелые следы обыска будут непременно обнаружены, что повлечет за собой определенные последствия. С другой стороны, при той девушке, которая постоянно находится там и определенном художественном бардаке это возможно. К примеру, кто-то трахает Ксюшу, а другой в это время смотрит работает с компьютером %).

Кстати: если кто-то из РС будет достаточно богат или умен чтобы приобрести смонтировать подслушивающее устройство, поставить в доме его можно, но проку с него будет маловато. Действительными уликами могут стать разве что «аутотренинг» или разговор Вики с привидением, а это происходит за пределами ее квартиры. Кроме того, это непросто технически ибо я не уверен, что кто-то из героев будет на прослушке круглые сутки.

Можно выяснить и то, что Вика получает в издательстве зарплату не столько как переводчица со шведского(то есть, проверить действительное знание ей языка малореально), сколько как автор и что издательство за данное время перевело несколько романов шведских и голландских авторов, но авторы перевода - иные. К тому же у деятелей из издательства нет особенного повода скрывать то, кто прячется под псевдонимом.

Если ДМ хочет упростить задачу, то в течение модуля у Анжелики Дукс выходит новая книга в стиле фэнтези, которую кто-то (тот же Рома, над литературными вкусами которого еще работать и работать) может подсунуть РС. В книге отражено нечто знакомое РС - или сюжет романа, или некоторые детали Городской Игры.

Разоблачение второго лица Вики может произойти как в картинно-обличительной, так и стебной форме. Для воплощения плана в жизнь требуется человек с хорошими актерскими данными, играющий классического картинно-тупого «нового русского» в малиновом пиджаке, - поклонника Анжелики Дукс, который заявится на заседание салона, размахивая визиткой редактора издательства, и с места в карьер предложит Дольминой много баксов за сценарий чего-то вроде развлекательного шоу «с голыми девками и ваще садомазо». Он должен быть очень шумным, очень заметным, говорить очень громко и сильно тупить. Естественно, Вика постарается немедленно вывести его из комнаты, многое будет зависеть от качественного РП, но в случае успеха эффект не замедлит себя ждать.

В-третьих, ложь можно найти и в части, касающейся истории Вики до ее появления в Эмске. Буде герои получат доступ к материалам пресловутого дела (РС, работающему в органах это непросто, но возможно) или постараются поговорить со знакомыми Вики того времени (скажем, у кого-то появится возможность побывать в Москве), они узнают не только то, что дело НЕ было сфабриковано, но и то, что на определенном этапе в обмен на свободу Вика сама предлагала себя в качестве сексота. При отсутствии связей такого рода у РС это может выудить тот же Туренко. Из полученных данных непонятно, стучала она или нет, но подписка о сотрудничестве и обязательство информировать была дана и подшита к делу.

Также можно раскопать и то, что формально Вика вообще не может вести подобную работу - в свое время она сделала себе справку из ПНД и наградила себя целым букетом болезней. Это было полезно когда надо было выбивать себе льготы как инвалиду или в ходе следствия, когда ее хотели просто признать невменяемой, но затем диагноз никто не отменял. Хотя на юных поэтов этот факт не окажет особенного влияния, эту справку можно использовать в иных ситуациях - например, если Видольмина начнет чудить.

Среди московских ролевиков ее до сих пор помнят как пример чернушности и одиозности. Дивные называют ее воплощением Ллот и утверждают, что “изгнали” ее путем коллективного обряда. Недивные вспоминают неприглядную ситуацию, связанную с первой попыткой устроить салон - тогда из-за нее вроде бы покончила с собой очень хорошая девушка ,которую Видольмина не то подставила под ГБ после того как она ей доверилась, не то подсадила на наркоту, дабы избавиться от сильного конкурента, не то подтолкнула к смерти в сложный для нее миг спровоцированных ей же духовных страданий, а потом присвоила написанное ей. Как можно понять, речь идет о Екатерине Романовой, и при развитии этой темы герои могут получить линк на упомянутый выше сайт, где лежат присвоенные стихи.

Более молодые помнят ее скорее в контексте того, как в Нескучном Саду ее аккуратно вынесли за руки и за ноги с места тусовки и сбросили в сугроб под хохот окружающих, после чего она там более не появлялась. Более старые помнят ее еще до уголовного дела как пример дивности светлой - чего стоила ее идея о том, что надо провести в городе мистическую игру, где магией будет магия по жизни, а представителям светлых сил может разрешаться железное оружие, пусть и на уровне спортивных рапир; тк темными могут пойти только заведомые ублюдки, если кто-то из них получит всерьез, от них не убудет.

Где еще можно увидеть Видольмину без маски? Гена и Видольмина периодически встречаются и обсуждают планы дальнейшего развития игры. Вот тут-то можно посмотреть и на совсем не готическую Видольмину, говорящую о “святом” с явной издевкой. Да и вообще если найти Гену и расспросить его о том, что он о ней думает или знает, играя на его самолюбии, можно выяснить достаточно интересного.

Вообще, немного о работе с Геной. Шантаж даст то что он сперва сломается, но затаит злобу и может неприятно отплатить. Тут скорее надо давить на то, что Вика его поимела, и такой замечательный он оказался пешкой в ее планах. В этом случае его злоба будет обращена на нее и он может даже надавать советов по тому, как бить по ней с точки зрения психологии (смотри “разбор полета” ниже). Другой вариант прессинга - популярно объяснить ему, что смерть Алеши на его совести, и что именно он своими экспериментами расшатал его психику. В этом случае Гена действительно будет смущен и растерян.

Шок

Если ДМ более серьезно относится к теме продажи Души и служению Сатане и считает, что такой шаг не может остаться без расплаты, то в этом варианте Видольмина, как и подобает любому “священнику” должна в обмен на свои способности проводить определенные обряды. В этом случае у нее есть своя нычка, где она хранит то, что ее поклонникам знать не положено или периодически совершает за городом какие-то обряды – скажем, практиковать некромантические и мерзко выглядящие методы омолаживания своего тела. В общем делать нечто ни разу не эстетное типа обмазывания себя дерьмом и кровью дохлых голубей. Вид этой церемонии столь ужасен и антиэстетичен, что, увидь сие кто-то из поэтов, пережитого отвращения хватит чтобы пресечь все ее замыслы.

Сюда же - вариант, при котором Видольмина не занимается банальным плагиатом, а вызывает души погубленных ей - в особенности Екатерины Романовой. В этом случае приключенцы наблюдают и ритуал со свечками и пентаграммой, и призрака в огненной ауре (душа появляется в том виде, в котором она приняла смерть), и очень жесткий разговор между Викой и духом, где Видольмина может даже угрожать уничтожить всю память о ней и стереть хранящиеся у нее черновики. Более того, уверенная в своей власти и думающая что ее никто не видит, Видольмина может даже окончательно поглумиться над бедной девушкой, раскрыв ей все то, что было на самом деле. С самого начала их знакомства Вика намеренно ломала ее психику и жизнь, не гнушаясь доносами и играя роль лучшей подруги. Сейчас же от нее требуется новый стих, стих-проклятие, который будет написан с учетом того, что Магия Слов есть и именно с этой целью будет использован для серьезной поэтической дуэли. То, как герои могут этим воспользоваться, смотри ниже.

Если же все это покажется слишком пафосным и не соответствующим духу модуля, то будем считать, что Вика, оставаясь человеком сильно внутренне слабым, периодически практикует изученный в ШППТ тип психологической самонастройки. Он заключается в том, что, выбравшись в уединенное и стремное место типа того же кладбища (чтобы обстановка оказывала дополнительное шоковое воздействие), и глядя в свое отражение, надо проговаривать “нравственные императивы (текст дан в разделе о внутренней этике)” занимаясь своего рода аутогенной тренировкой. После такой накачки следует как бы разговор с самим собой, содержащий отчет о проделанном, анализ того, насколько это получилось и рассказ о том, что намереваешься сделать. Для неподготовленного такое отбывание в пустынное место и разговор с зеркалом в окружении свечей и странных жестов вполне может сойти за обряд или сеанс связи с Дьяволом.

Как и во втором случае, поэтов стоит “оказать в подходящем месте в неподходящее время” как бы нечаянно - например, вывести их погулять на старое заброшенное кладбище, как раз в Тот момент, когда...

Мистическая победа

Этот вариант приемлем,если ДМ уделяет большое внимание или мистике, или литературно-творческой части модуля. В этом случае Герой с наилучшими творческими способностями может не просто бросить ей вызов и открыто обвинить ее во всех злодеяниях, но вызвать ее на поединок на стихах в лучшей традиции битвы Саурона и Финрода или его аналогов на полевках (ХИ-95 с битвой на песнях между королевой Митрима и Гортхауэром или “Закрытие Двери” на Сумерках Мира-2000 в Москве).

Такой поединок СТРОГО рекомендуется проводить его не на кубиках, а в режиме литературной дуэли (вероятно, отведя на это отдельную сессию и дав возможность подготовиться обеим сторонам). Оценивается как художественное исполнение стихов и их авторство, так и умение подбирать их “отвечая ударом на удар”.

Вариантом (финалом) такого поединка может быть красивый “перехват последней строки”, который может случиться как на собственно дуэли, так и вообще, когда загнанная в угол Вика начинает с чувством читать действительно страшный и по видимому предсмертный стих-проклятие. Однако он принадлежит не Видольмине, а Екатерине Романовой. Более того, девушка-самоубийца написала его прямо перед смертью, проклиная как виновницу именно ЕЕ, и потому в случае, если финальные строки произнесет не она, а РС, психосоматика сработает и ее действительно хватит удар на глазах всех присутствующих. После этого ее ждет долгая жизнь в растительном состоянии в больнице или психушке – нечто худшее чем смерть.

“Разбор полета”

Можно попытаться ударить по Вике в традиции ШППТ, вскрыв детали ее неприглядного прошлого и в глаза объяснив всем, что она лузер, полностью и грубо разбив все иллюзии ее силы и могущества, которые она выстраивала для себя. Неужели писание романов под псевдонимом, работа в захолустном издательстве и самовозвеличивание в кругу из восьми подростков удел той которая считает себя избранной и которая так хорошо начинала? Потом продолжать давить дальше, глумясь, издеваясь, раскладывая по психоанализу сюжеты её романов (о чём это говорит? - о том что автор этого произведения …), стремясь довести её до полного шока. Если такой жёсткий прессинг не будет остановлен возмущёнными поэтами (штука прямо скажем не этичная), то Видольмина потеряет над собой контроль и или начнёт жёстко защищаться, потеряв на этом лицо, или сойдёт с катушек и при очень сильном воздействии попробовать покончить с собой. Как и в случае с мистической дуэлью, это не должно быть прятанье за кубики, - успех во многом зависит от уровня отыгрыша.

Правда, для того, чтобы говорить так, РС должен не быть лузером сам. Тирады такого рода в исполнении социально неадаптированного ролевика или представителя золотой молодежи, живущего за счет семьи, вызовут у Вики только снисходительную улыбку, после чего герой нарвется на не менее жесткий контрудар.

Вероятные контрмеры противников и варианты финала.

Начнем с Игната, который поначалу может принять действия героев за слежку со стороны своих. В этом случае он свяжется с начальством и получит указание ускорить проведение Обряда, одновременно пытаясь прозондировать героев на предмет их принадлежности к Дозору или православной вере. Не забудем, что если картина будет дополнена показаниями свидетелей (сам Игнат по понятным причинам светиться не может), Святое Дело очищения души России от накипи только выиграет. Игнат может допустить такую промашку в отношении тех РС, которые будут появляться в салоне но при этом не относиться к явным ролевикам по виду и манерам.

Если герои подыграют ему, Игнат, с одной стороны, будет с ними более откровенен, а с другой (особенно если мы не демонизируем Дозор), сам расскажет кое-что о Той, которая создала в его родном городе сатанинский вертеп и на счету которой кровь его родственницы.

Если же станет понятно, что РС не разделяют данной высокой цели, Игнат постарается начать слежку за героями через Игру, выставив их как настоящих и мерзких врагов, которых надо нейтрализовать (или, если Дозор демонизирован) уничтожить. "Светлый рыцарь нашего Круга не может терпеть подобной мрази на лице Земли!". Незаметные, неподсудные и практически незнакомые со страхом смерти подростки способны на многое, но по нечаянному совпадению эта информация дойдет и до Ромы, который естественно поделится ею с героями.

Как герои будут противодействовать акциям заигравшихся ребят - вопрос отдельный, и я просто отдаю варианты того, что могут сделать Агенты, на волю Ведущего, напоминая только то, что любые излишне жесткие меры в отношении ДЕТЕЙ будут иметь адекватный резонанс.

Одновременно Игнат будет действовать через членов салона, нашептывая им, что герои суть шпионы РПЦ и от них надо избавиться - вот та самая мишень, поразить которую можно и нужно. Он может сыграть и на том, что РС узнали подробности смерти Вити и теперь их надо убирать пока те не донесли. К тому же, если не получится организовать Обряд, то вполне хорошей заменой ему будет ситуация, при которой злые культисты мученически убили кого-то, кто понял преступность их замыслов и во время “жертвоприношения предателя” были бы пойманы с кровью на руках.

Сам он естественно принимать участие ни в чем не будет (обещает приехать попозже и действительно появится в пиковый момент во главе милиции и Дозора) но выдаст инструкции о том, как лучше опоить РС снотворным, затащить их в таком виде на то же место, где убили Витю, а самим на всякий случай принять наркотиков-стимуляторов - не забудем, что большинство членов круга все-таки субтильные молодые люди и девушки, которым убить человека в нормальном состоянии тяжело.

Прямое боевое противостояние РС и Игната вероятно, хотя победить его в поединке не так уж просто - требуется примерно равный уровень боевой подготовки. Схватка, если и будет, скорее всего произойдет вне поля зрения прочих членов поэтического кружка, и поелику я искренне надеюсь, что РС будут бить не на убой, Игнат просто получит некоторое число тяжких повреждений, которые отправят его в больницу на время, критичное для окончания модуля. То же самое касается и тех, кто будет им побежден.

Заметим: хотя Игнат и является членом Дозора, он не может рассчитывать на активную помощь его местных структур если РС не совершили ничего такого, что могло бы сделать из них “недругов России”.

Почему Игнат не прибил РС просто, наняв за бутылку водки трех алкашей? Мне нравится его трактовка, при которой он все же остается православным, и соблюдает определенные нормы, в том числе и заповедь «не убий» применительно к «нейтралам», не относящиеся к явной «накипи». РС не проявили себя как активные сатанисты-оккультисты, они не могут быть убраны им с дороги так просто.

Интересен, но ОЧЕНЬ сложен вариант попробовать объяснить Игнату, что РПГ это НЕ "сатанинско-толкинистическая накипь" - одно из толкований трудов Профессора впрямую христианское и об этом вполне может и даже должна зайти речь.

В этом случае мы вновь “играем в политбой”, где игроки пытаются убеждать, а ДМ вспоминает аргументы "Китовраса", если знаком с этой историей. Игнат может быть не абсолютным фанатиком, и РС могут показать ему пример того что не всякий ролевик дивен. Хотя для того чтобы они стали союзниками им надо ОЧЕНЬ постараться.

Реакцию Видольмины на действия РС ДМ может провести по-разному. В любом случае поначалу она не обратит внимания на противодействие, скрытое в стихах, но когда народ начнет волноваться и слишком часто задавать каверзные вопросы, может занервничать и начать склонять к проведению Обряда “одной жертвы ради свободы и счастья тысяч” более активно.

Следует помнить, что хотя ее интеллект и мудрость достаточно высоки (по ДД-шной шкале 15-16, 4-5 по шестибалльной шкале ЭВ или Мира Тьмы, +2 к броску в рамках “Приключения”), чеки за нее кидать стоит и от ошибок она не застрахована. Кроме того, хотя обычно она себя контролирует, в действительно критической ситуации, особенно когда разрушился любимый план, ее сила воли может давать сбой.

При столкновении без свидетелей и в случае действительной угрозы себе она скорее растечется в истерике (хотя до того испробует все прочие способы), - жизнь она очень любит. Она попробует съимитировать и полную сломленность, внезапное осознание и глубокое раскаяние, будет плакать и обещать бросить все и уехать - дабы убедить героев в своей победе, выиграть время и нанести контрудар.

Таковой будет заключаться в попытке сотворить что-то ужасное - типа внезапного и болезненного конца Игры, в которую все втянулись (естественно оговоренного с Геной как очередной элемент тестирования). Резкий облом. Все кончено! Волна наступила! Так как ребята втянулись в красивую сказку, она рассчитывает на то, что накопленный таким образом негатив даст себя знать.

Если Видольмина поймет, что мосты сожжены, но публичного объяснения в стенах салона еще не случилось, она может, устроив такой же резкий срыв с Прорывом Волны, спровоцировать юных поэтов на ритуальное и массовое самоубийство – дабы унести с собой еще и прочих. Такая смерть талантливых детей достаточно славит сатану.

Игната, кстати, этот вариант тоже устроит - тем более что согласно обряду там по сути происходит убийство, и с собой кончает только последний. А в Вике напоследок может взыграть жажда жить, и она как последняя вовсе не будет вскрывать вены, а направится на вокзал, где ее и возьмут под руки активисты “Дозора”.

При прямом противостоянии в присутствии третьих лиц (или если в решающий момент поэты откажутся действовать по ее планам) она сначала будет играть словами, а когда/если это не поможет, устроит бурную истерику с катанием по полу и игрой в невинную жертву вплоть до прилюдной попытки суицида с вставанием на подоконник или размахиванием опасной бритвой (рассчитывая, что ее вовремя откачают/удержат/отберут острый предмет). Ежели совсем запахнет жареным, она постарается покинуть город, снабдив свой отъезд монологом типа “Сюда я больше не ездок!”.

Впрочем (хотя с моральной точки зрения это несколько неэтично), теоретически ситуацию можно довести до момента, при котором “отказ прыгать” означает потерю лица, и при отсутствии поддержки со стороны Ближнего Круга Видольмина будет таки вынуждена сигануть вниз. Убьется она совсем или нет, решать Мастеру, который волен подставить под окно не металлическую решетку, а мусорный бак или ведро дегтя так, чтобы трагедия окончательно превратилась в фарс. В любом случае под ее самоубийство особо копать не будут, сочтя, что оно было совершено в состоянии аффекта (вот тут-то вполне пригодится пресловутая справка из ПНД).

Для финального хлопка дверью можно приберечь и шантаж с напоминанием о смерти Астафьева, - вы все равно ничего не докажете, я уеду из города, а вы будете видеть во сне Витю всю жизнь и мучаться с тем что совершили. Говорится это будет максимально жёстко и цинично, с тем чтобы нанести наибольшую психологическую травму.

Если давить на Видольмину и по официальным каналам и при этом “недожать” по линии салона (например, при подключении Скирдина), она вполне тоже может начать официальные контрмеры, обвинив героев в травле. Наймиты ГБ и РПЦ или сектанты - толкинисты, от растлевающего влияния которых она стремилась спасать молодежь, гадко пытаются помешать ей делать благородное дело. Все это тоже будет проходить очень пафосно, с жестами на публику и объявлением голодовки.

Героям в этом смысле придется несладко,поскольку определенные силы за ней стоят; однако, если это перейдет определенный рубеж, или герои догадаются использовать “тяжелую артиллерию” сами, к информационной войне радостно подключится Туренко, который воспользуется данными героев, но представит все как проведенное им лично журналистское расследование, упомянув своих добровольных помощников лишь парой слов. Правда, героям не удастся переубедить его в том, что все ролевики подобны ей, новая телепрограмма будет сделана в том же ключе, что и первая - и хотя при благоприятном стечении обстоятельств по Игнату и К он тоже пройдется, результат ее для ролевого сообщества будет скорее отрицательный, чем положительный. Она не снимет старых обвинений, а просто добавит новых, хотя и Видольмина, и Игнат будут естественно вынуждены покинуть город, получив от телекиллера прицельный выстрел в сердце.

Еще одна важная деталь связана с необходимостью нейтрализовать происки Игната. Хотя при переносе удара с ребят на исключительно Вику поэты пойдут как обманутые свидетели, и на них можно давить с тем, чтоб они говорили в нужном направлении - тогда на суде им дадут условно как вовлеченным, но для судеб РПГ это уже не будет играть роли. Шум будет поднят , просто чуть по-иному - науськанные сатанистами ролевики приносили в жертву приятелей! В связи с этим игрокам очень выгодно правильное подключение Туренко и запуск полномасштабного шума на тему действий не только Вики, но и Игната и его начальства. (хотелось нашему теляти да волка съести...), благо неблаговидные провокации национал-патриотов для него тема еще более вкусная, чем смерти детей или сатанисты.

Поэтому идеальным вариантом решения проблемы будет, наверное, такая комбинация исправления имен и разоблачения лжи, в результате которой заволновавшаяся Видольмина начинает более активно провоцировать поэтов на обряд. В ходе этих действий герои провоцируют открытую разборку с выявлением всей правды, в том числе о прошлом и плагиате, в процессе которой всем членам Салона станет понятна истинная суть ее замыслов, - последует бурное объяснение с неудачной попыткой прыгать из окна, после которого Ближний круг исключит ее из списков салона, ее репутация будет убита, и она постарается тихо покинуть Эмск.

Игнат в этом случае промолчит и уйдет в тень (не вышло в Эмске, попробуем когда-нибудь где-нибудь еще) и даже может формально поблагодарить героев за то, что они сделали. Более того, при правильном развитии событий, скрывая свою неблаговидную роль в этой истории, он вынужденно употребит свои связи для того, чтобы поддержать ту версию, которую представят герои и не поднимать шума вообще - даже на уровне прессы.

Не забудем, однако, что нужен не только негатив на врагов но и, в первую очередь, позитив на друзей, о необходимости обелить Андрея Константиновича и вообще изменить мнение общества о практикующих РПГ... Похоже, статью о том, что же убивало наших детей, героям все же писать придется (не забудем исходные варианты вовлечения героев в сюжет), и создание игроками подобного текста, который бы суммировал события этой хроники и подводил бы ее итог, я считаю красивой и стильной концовкой этого приключения.

Часть Пятая. А тем временем...

Эти события являются как бы ответвлениями от основного алгоритма, но могут служить и Side Adventures для пущего колорита или выпускания пара тех, кому чего-то не хватает на основной линии. Именно поэтому я даю эти линии в набросках.

Дополнительные смерти

ДМ может разбавить количество смертей лицеистов несколькими НЕ имеющими отношения к основному сюжету. Их четыре, и все произошли в течение полугода среди учащихся школы 524. Точнее, три уже случились, а одна происходит в пространстве модуля.

Первая случилась осенью, когда в холодный дождливый осенний день было найдено тело “сброшенного с крыши” 14-летнего Клима Сангина. Это мнение милиции, но героям-лицеистам, однако, известно, что парень имел кличку “Бэтмен” за привычки гулять по крышам и прыгать с одной на другую – в данном случае он просто поскользнулся и оступился. Вторая произошла зимой, когда в гараже угорели парень и девушка, Саша и Саша, - занимаясь любовью в его машине, ребята включили печку и уснули.

Последняя история случилась с Лерой Палмер, дочкой той самой учительницы физики, отличницей, активисткой и выпускницей, - девушка скончалась у себя дома, на руках матери и в страшных мучениях после того, как вернулась из компании друзей. По словам ее матери, эта компания была для Леры новой и странной: там слушали неприятную музыку, говорили о непонятных вещах и «непристойно» ели бананы, но лицеистам (и тем, кто удосужится навести справки по неофициальным каналам) ведомо, что Лера умела хорошо прикидываться паинькой, и Анна Леонардовна действительно не могла себе представить того, что ее благообразная дома дочка вовсю трахалась и принимала наркотики, частично проговорившись о своей компании только в последний момент, когда стало совсем больно и плохо.

По данным первой экспертизы, Лера скончалась от яда. В действительности смерть наступила от комплексной интоксикации, вызванной осложнениями после перенесенного гепатита, начавшейся беременностью и последствиями дозы первинтина, но районный судмедэксперт не смог разобраться в полной картине (это сделает повторная, если ее добьются РС).

Что может натворить убитая горем мать? Сильный харизматический лидер и хороший друг директрисы завела весь коллектив, включая директора. Леру убили сатанисты, извращенцы и педофилы. Они принесли ее в жертву, ритуально отравив бананом. В школе действует секта, члены которой сводят ребят с ума. Они ответственны за все смерти, за ними стоят очень влиятельные люди, которые блокируют ход расследования.

После этого в школе начинается тотальная охота на ведьм, с окроплением туалета святой водой, исключением за появление на уроке в майке с надписью “Metallica” и классическим взятием на понт категории “Мы уже все знаем! Мы знаем даже, куда и зачем вы ездили на велосипеде. Ваши сотоварищи уже все нам рассказали!”. Все это создает новый виток истерии и вынуждает героев действовать быстрее, ибо кружок естественно оказался частью глобального плана сатанистов по уничтожению детей. Накал будет продолжаться несколько недель, но затем паранойя учительницы войдет в очевидную всем клиническую стадию (письма Президенту, угрозы жаловаться в ООН и тп), и Анну Леонардовну отправят на больничный.

Буга или “дело чести ролевиков”

Этот колоритный негодяй 22-х лет от роду живет недалеко от лицея. Естественно, от школьного здания его гоняют, но данный факт не лишает его статуса местной знаменитости. Абсолютный наркоман, убежденный поклонник Дьявола, выжегший себе на лбу перевернутый крест и отсидевший два года за покушение на убийство знакомого, который “насылал на него ангелов”. Без его фото не обходится ни одна антисатанинская статья и сам того не понимая он играет роль идеального пугала (вот они какие, сатанисты). Ранее он был драгдилером и работал на “черных”, но в последнее время скурился сам.

И вот это “создание света” начало появляться на плешке, проповедуя, напиваясь на халяву и вербуя на пьяную голову сторонников в Новый Кабал. На четвертый раз его попытались выгнать, но когда кто-то то ли в шутку, то ли по приколу, показал ему крест и попробовал “турнуть”, Буга вошел в ярость, пырнул незадачливого экзорциста ножом и, полоснув еще несколько человек, с боем удалился. На счастье, рану удалось вовремя обработать (вероятно, силами оказавшегося там в то время РС) и никого не убили, но крови было очень много.

Ясно, что найти этого человека и сдать его в милицию – дело чести ролевиков, и если кто-то из героев решил, что в сюжете маловато экшна, он может восполнить его в этой ветке. Понятно, что когда Буга протрезвел, он осознал, что убил человека и спрятался в городских джунглях, где его надо искать.

Дети в камере.

Жареными фактами в отношении Андрея Константиновича заинтересовались не только РС, но и журналисты иных изданий, и вот один такой тип, бывший однокашник Андрея Константиновича, завидовавший ему неудачник, боящийся признаться себе в собственных странных фантазиях, решил просто чего-то придумать, высосав сюжет из пальца и бросив в своего врага еще один ком грязи.

Поскольку педофильская тематика в прессе всегда идет на ура, а все предшествующие статьи по поводу экс-однокашника содержали в лучшем случае намеки и констатацию слухов, все было сделано до крайнего просто. Берутся уличные дети, торгующие собой на пятачке около городского автовокзала, им платится по 200 рублей, после чего они рассказывают в камеру заказанный текст о злом дяде-педофиле, который не раз водил их к себе и заставлял делать всякие гадости… Понятно, что материалы выдаются за рискованное журналистское расследование, и лица детей даже закрыты черными квадратиками, однако по прочим приметам (хотя бы фону) беспризорников найти легко, в случае разговора с человеком в погонах или ином грамотном подходе ребята выложат все как есть, а, буде их проспонсируют, еще и добавят.

Кроме того, у журналиста было старое фото Андрея Константиновича, и в описанное детьми время он не выглядел так.

ДМ может ввести эту линию, если у РС с реабилитацией любимого учителя все выходит из рук вон плохо. Неудачная попытка его оклеветать, возымеет обратный эффект, и хотя вся грязь не сотрется, клеймо педофила позабудется. Свежая грязь перекрывает старую.

Ситуация с Витей обьяснима - с учетом смерти его отца и всей склизскости ситуации следствие предпочитает "верить" предсмертной записке, хотя ты абсолютно прав - начни оно сознательно колоть ребят из салона, это у них получится. Тут бы и Дозор подсуетился, но неудобно - засвечен Игнат. стихи его так себе, а некое неразделение идеологии компенсируется рвением и отчасти - тем, что Игнат ну очень похож, как минимум внешне, на типаж героя Анжелики Дукс. Приятно иметь такого рядом, тем более что циничная Вика понимает, что одними истериками или угрозами пожаловаться в ООН не обойдешься. Опять-таки, работает он на Дозор или нет, ей действительно пофиг, так как она уверена и в том, что Господин ее защитит как Избранную, и в том, что ее статус и образ позволят ей вовремя смыться

Может, пусть лучше он просто поймёт, что это непохоже на спортивное самбо, а с хорошей прокидки опознает “славяно-дозорицкую борьбу”? Если уж он хорошо разбирается в БИ, то может быть в курсе наличия такой секции в городе. Хотя она может и не отличаться ничем характерным, по принципу “карате в лаптях”, но и в армии сейчас, насколько я знаю, единого стиля рукопашного боя нет.